Архивы рассылок

№1/2011

№2/2011

№3/2011

№4/2011

№5/2011

№6/2011

 

№1/2012

№2/2012

№3/2012

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Всякая всячина

Лев Толстой

Из дневниковых записей Л.Н. Толстого
(1895-1900 гг.)

Часто меня поражали уверенные, красивые, внушительные интонации людей, говоривших глупости. Теперь я знаю, что чем внушительнее, импозантнее и звуки и зрелища, тем пустее и ничтожнее.


Сначала поражаешься, почему людям глупым свойственны такие уверенные, убедительные интонации. Но так и должно быть. Иначе бы их никто не слушал.


Чем виноватее сам перед своей, хотя бы и скрытой совестью, тем охотнее и невольно ищешь вины других и, в особенности, тех, перед которыми виноват.


Лесков воспользовался моей темой, и дурно. Чудесная мысль моя была три вопроса: какое время важнее всего? какой человек? и какое дело?
Время сейчас, сию минуту, человек тот, с которым сейчас имеешь дело, и дело то, чтобы спасти свою душу, то есть делать дело любви.


Есть два приема деятельности людских, и по тому, какого из этих двух родов деятельности они преимущественно держатся, и два рода людей: одни употребляют свой разум на то, чтобы узнать, что хорошо и что дурно, и поступают сообразно этому знанию; другие поступают, как им хочется, и потом уже употребляют свой разум на то, чтобы доказать, что то, то они сделали, хорошо, а чего не сделали, дурно.


Все можно простить, но не извращение тех высших истин, до которых с таким трудом дошло человечество.


Я серьезно убежден, что миром управляют: и государством, и имениями, и домами – совсем сумасшедшие. Не сумасшедшие удерживаются или не могут участвовать.


Мне кажется, что как есть критический половой возраст и многое решается в этом возрасте, так есть критический духовный возраст – около 50 лет, когда человек начинает серьезно думать о жизни и решать вопрос об ее смысле. Обыкновенно решение этого времени бесповоротно. Беда, если оно ошибочно.


Когда человек ищет блага во всем, кроме любви, он все равно как во мраке ищет пути. Когда же он познал, что благо и его и всего существующего – в любви, так солнце взошло, и он видит свой путь и не может уже хвататься за то, что не дает ему благо.


Девочка

В. Вересаев о детях

- Это кто, сын Акулины?

- Нет, он ей больше уж не сын.

- Почему так?

- С бородой, с усами,- какой же сын?


Трехлетний мальчик был болен, мать положила его спать с собой. Доктор стал строго выговаривать матери, что так она портит ребенка. Мальчик внимательно слушал и вдруг враждебно спросил:

- А почему же мама каждый день спит с папой, и его не испортила?


Девочка – с прогулки на Гоголевском бульваре.

Отец:

- Памятник Гоголю видела?

- Видела.

- Что там Гоголь делает?

- Сидит… (Подумала.) Дожидается.


На пляже. Отец, очень близорукий,- дочери:

- Дорочка! Видишь, вон там, на пляже, человек лежит. Пойди, посмотри, кто это, - мужчина или женщина?

- Ах, папа, какие ты глупости спрашиваешь! Если б одетый был. Он же раздетый. Как я могу узнать.


- Папа, пойди сюда.

- Чего тебе?

На ухо:

- Спроси у меня: хочет Юра еще конфетку?


Пришел к ним, спрашиваю:

- Ну, Юра, как живешь?

- Плохо.

- Что так?

Вздохнул:

- Очень много балуюсь. – Помолчал.

- А ты как живешь?

- Хорошо.

- Не балуешься?


Воинствующий безбожник

- Что же, бога, скажешь, нету?

- Нету!

- О господи! И души нету?

- И души нету!

- Ну, ты подумай: дух-то есть? Дышишь ты?

- Не дышу!

Журналы рассылок

 

Почтальон

 

Хотите получать свежие новости Литературной газеты Путник? Подпишитесь на нашу рассылку.

 

 

 

Как вас зовут:


Ваш email:

Введите ваш email повторно:

 

Журнал №5/12.12.2011

Тема : Литературный Херсон

Литературный Херсон

В этой рассылке я хочу познакомить Вас с новой рубрикой под названием

Литературный Херсон.

Понятно, в ней представлены далеко не все литературные силы нашего города, но лишь те люди, с которыми я знаком лично и творчество которых мне импонирует в той или иной степени. Все они здравствуют, и по сей день, за исключением

Владимира Плоткина,которого на этом свете уже нет. С этим человеком меня в свое время связывали не только литературные интересы, но и дружественные отношения, и та малая толика его стихов, что я разместил на нашем сайте – дань уважения его светлой памяти.

О Владимире Кучеренкоя думаю, Вы уже знаете. Он не один год ведет наш Литературный портал. И, я думаю, не станет возражать, если я назову его здесь своим другом.

Леонид Марченко более десяти лет являлся председателем литературного клуба «Эллинг» в нашем городе, и в те добрые времена (а все эти годы я также был активным «Эллинговцем», и потому пишу об этом не понаслышке) литературная жизнь в нашем клубе била ключом.

Впрочем, не стану утомлять Вас рассказами о наших уважаемых авторах. Рубрика

Литературный Херсон

открыта, но отнюдь не закрыта, и она еще будет пополняться интересными материалами.

Нотабене!

Если в Вашем городе или поселке есть талантливые литераторы, о которых Вы хотели бы поведать миру – пишите, и мы создадим и для них отдельную рубрику. (Но только это действительно должны быть ПИСАТЕЛИ, а не просто Ваши друзья или родственники).

Итак:

Литературный Херсон.

 

 

Первое грехопадение

Повесть Валерия Крылова

Первое грехопадение

Начну с несколько странного вопроса:

- Какими мы уже не будем?

Ответ:

- Такими, какими мы были в детстве и юности: светлыми, чистыми, цельными и бескомпромиссными. Такими ранимыми и влюбленными – в жизнь, в свои детские игры, свою первую девчонку или мальчишку… То есть такими, какими мы уже не будем никогда…

И все-таки маленький кусочек детства продолжает жить в каждом из нас до самых седых волос. Он – как некая драгоценность, как жемчужина, скрытая в створках раковины…

Повесть Валерия Крылова

Первое грехопадение -

как раз об этом. Это - повесть о первой мальчишеской любви в глухом таежном уголке в тяжелые послевоенные годы. Повесть, написанная рукой зрелого и мудрого мастера. И, уж поверьте мне на слово, она стоит иных лихо закрученных детективов, ибо говорит о главном, что есть в нашей жизни: она говорит о любви. И говорит искренне, честно, простым и ясным языком.

- Какие чувства я испытал, читая эту повесть?

- Чувства радости – его всегда испытываешь при соприкосновении с творчеством настоящего писателя. Кажется, словно ты подошел к роднику, и испил из него живой воды.

Тут же наплывают ассоциации: вспоминаешь и свое босоногое детство. И свои мальчишеские игры, и свою девчонку… И все это твое, автобиографичное, так близко, так тонко перекликается с тем, что описано Валерием Крыловым, что кажется, будто ты и сам прожил часть жизни в этом глухом поселке, и что это именно ты был влюблен в бойкую девчонку с прекрасными глазами, а потом свершил, как кажется нам, людям, умудренным житейским опытом, привыкшим к компромиссам и сделкам с совестью, вовсе никакое даже и не предательство, а так – невинный пустячок, о котором в наш развратный век и толковать-то нечего. Но не так думал Колька, герой этой повести. И в глубине души понимаешь, что Колька был прав.

Хороши и зарисовки деревенского быта, тяжелого крестьянского труда.

Хорошо все, и у меня, человека довольно-таки привередливого при чтении чужих текстов, как это ни странно, даже не поднималась рука, чтобы что-то поправить, «улучшить»: я просто читал и читал.

Советую, очень советую и Вам прочитать эту повесть

Первое грехопадение

 

Баня по-вавилонски

 

 

 

 

 

 

 

Вторая повесть Валерия Крылова

Баня по-вавилонски

написана очень метким, сочным языком и наверняка не заставит нашего читателя зевать от скуки.

 

 

 

 

 

Близкие по теме произведения:

 

Александр Костюнин:

Рассказ Рукавичка

 

Николай Довгай:

Повесть: Какими мы уже не будем

Рассказ: Маменькин сыночек

 

Вячеслав Банифатов:

Стихи Станция Лето

 

Леонид Марченко

Стихи Озеро детства

 

 

Шарф из красных листьевИ, наконец, рассказ Павла Тимченко

Шарф из красных листьев.

Рассказ написан он имени начинающего литератора об уже маститом писателе. Несмотря на молодость, в авторе «Шарфа» чувствуется твердая рука мастера. Впрочем, читайте сами и делайте свои выводы.

Шарф из красных листьев.

 

 

Близкие по теме произведения:

 

Петр Белосветов:

Шинель, рассказ

 

Николай Довгай

Круг чтения, ироническая проза

Записки одного гения, иронический рассказ

Глянцевый период, ироническая повесть

 

 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

 

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!

 


Яндекс цитирования