Николай Рассадин

Пути-дороги

 

Пути-дороги

 

"Пути-дороги"

Сыплет сонный таджик, грязно-жёлтый песок,

На покрытую корочкой лужу.

Он в Москве создаёт "каракума" кусок,

Несмотря на январскую стужу.

Он мечтает о родине, глядя на снег,

На сугробы и иней на ветках

Для скучающей парочки просто "чурек",

Для истории сын своих предков.

Экономит песок: тут чуть-чуть, там чуть-чуть

Бригадир "карпыгоровыч" строгий...

Для него - непростой и извилистый путь,

Для меня это просто - дороги.

 

"Предчувствие дождя"

Вот низко нависшие тучи,

Врезаются в мачты антенн.

И ветер, как ёжик колючий,

Скребёт по поверхности стен.

 

Вот зонтиков вырванных стая,

Летит, в предвкушенье дождя.

Погода фрамуги листает

(забыли закрыть, уходя).

 

Вот-вот и разверзнутся хляби,

Водой затопив духоту.

И речку в чешуйчатой ряби,

Стрижи будут пить налету.

 

"Округа"

От веток расцветшей сирени,

От белого цвета вокруг,

Страдала округа мигренью

И водкой лечила недуг.

Резинкой трико голубого,

Привыкшая печень держать,

Ругалась округа убого:

И в Бога, и в душу, и в мать.

И в жадные рты заливая,

Всё то, что горит и течёт,

Округа, до срока живая,

Жила. Остальное не в счёт.

 

"Чёрная речка"

...И за спиной остался Питер,

Холодный, мокрый, но живой.

Вдруг кто-то, в молчаливой свите,

Спросил: "Ведь дело не в пиите?"

 

И ветру приказал: "Не вой!"

А Питер плакал и швырялся

Листвой, как будто кровно мстил.

За сбруи конские цеплялся

 

И под копытами валялся,

И всё вернуть назад просил.

От горя речка чёрной стала.

От боли белое лицо...

 

Лист оторвался, пятипалый

И кто-то прошептал, устало:

"Да кто он нам, в конце концов?"

 

"Деревенька моя"

Нарублю капусты и заквашу.

Соберу грибов и засолю.

Я закуску простенькую, нашу,

Очень уважаю и люблю.

 

Я достану литр стылой водки,

Приглашу соседа на обед.

Будем с ним до пОлночи драть глотки,

Никакой на нас управы нет.

 

Не придёт усталый участковый,

Не составит скучный протокол.

Я не опущу кулак пудовый,

Мент не упадет мешком под стол.

 

Водку пьем, едим грибы, капусту,

Песни безобразные поём...

Вышло так, в деревне нашей пусто.

Мой сосед и я. Одни. Вдвоём.

 

"Восток-Запад"

Уже накатилась с востока,

Но не затопила, пока.

Ждёт, видимо, нужного срока.

Желтушна как охра, река.

 

И мы, пребывая в испуге,

Пытаемся скрыть гепатит,

В надежде на легкие струги,

Что мимо река пробежит.

 

Войдет острым лезвием в запад,

В подбрюшье. А мы не при чём...

Лишь желтые капельки крапа,

Легли, как тату, на плечо.

 

"Исхода не будет"

Не будет исхода, "египет", ликуй,

Мы строим твои "пирамиды".

Их будет немало на нашем веку,

Ступенями в царство Аида.

 

Нам эти постройки милее пенат.

Нам рабство дороже свободы.

Суровой бедой обернулась вина,

На долгие, долгие годы.

 

Ещё "моисей" не родился на свет.

"Иосиф" понятнее судит...

Не будет исхода, коль пастыря нет,

Живите, исхода не будет!

 

"Дорожное"

Стучали вагонные пары,

По стыкам железных полос.

В купе причитала гитара

Молитвой: "Постой, паровоз..."

Табачные, хлебные крошки

Смешались на плясе стола.

Соседка, персидскою кошкой,

Подставилась, но не дала.

Я еду, пронзая пространство,

И время транжиря, как мот,

Устав от вагонного пьянства

И от перемены погод.

Себя подчинив расписанью,

Послушен, на время в пути...

Успев прошептать: "До свиданья!"

Добавив: "Пойми и прости!"

 

"Аллилуйя"

Ухожу в себя понемногу

Запятые чаще, чем точки

Обращаюсь запросто к Богу

И прошу здоровья для дочки,

Для жены, для мамы и сына...

Для себя? Терпенья и силы,

Круг гончарный, пористой глины

У Него ещё попросил бы,

Да ваял бы вазы и крынки

Обжигал бы, люди не боги.

Наполнял бы до половинки,

Подводя работы итоги

И носил бы в дар за заботу,

Радость пряча, всё и так ясно.

Крылья не нужны для полёта,

Вот и не тревожься напрасно.

Ухожу в себя. Возвращаюсь,

Дочку обнимая, целую:

«Я ещё с тобой не прощаюсь.

Я ещё с тобой...Аллилуйя!»

 

"Гуляет Третий Рим"

Теперь уже не в счёт долги и сплетни.

Теперь не важно трезв ты или пьян.

Нас не пугают ни петля, ни плети,

Ни самый омерзительный изъян.

Всё на виду, изнанкою наружу:

И подлость в плюс, и алчность не порок.

И храм искусства никому не нужен,

И храм науки никому не в прок.

И вот уже грядёт четвёртый всадник,

Но третий Рим не слышит стук копыт...

Гуляет плебс, и у богемы праздник,

А "римский консул", как младенец спит.

 

"Мой добрый проводник"

Мой добрый проводник,

Мой милый пастырь.

Мне показал родник,

И мягкий пластырь

На раны наложил,

Где стёрлась кожа...

Как без него я жил?

Потери множил,

Тоску топил в вине,

Метался слепо...

Ну а сегодня мне

Светло и лепо.

 

"Свадьба"

...и конечно драка. Как без драки?

Били, в кровь сбивая кулаки.

Рвя веревки, лаяли собаки

И кричали бабы: "Ду-ра-ки!"

Старики тянули самокрутки:

-Хто так бъеть? Вот в наши времена...

-Ась?

-Да из-за Машки-проститутки,

Вечно виноватая она.

В ход пошли оглобли и кастеты.

-Жениха не тронь! Ядрена вошь...

 

Незаметно пролетело лето

И упало в скошенную рожь.

Свадьбами подведены итоги

Тяжкого, крестьянского труда.

Мужиков уже не держат ноги,

Синяки и шишки не беда,

Заживут до первого ненастья.

Свадеб нет без драки на Руси.

Морды бьются, молодым на счастье,

Как стекло, хоть у кого спроси.

 

Враг

Я, конечно, тебя прощу,

Враг, дарованный мне судьбою.

Я тебя к себе в дом впущу

И обед разделю с тобою.

Ты меня по щеке ударь,

Я подставлю тебе другую.

Я отдам тебе свой фонарь,

Посох, плащ и скажу: "Дякую!"

Ты уйдёшь в беспросветный мрак,

С ощущением превосходства.

Ты наивный, мой милый враг!

Между нами ни капли сходства.

Я умею терпеть и ждать,

Я умею давать и слушать,

По руке умею гадать

И сомнения сеять в души...

Упокоится враг рекой,

Очищенье приносят воды.

Я махну ему вслед рукой:

"Мир тебе, ты обрёл свободу!"

 

"Врач в пальто и Агния Барто"

Барахлит сердечный клапан,

Перебои в "тук-тук-тук".

"Оторвали мишке лапу..."

Так бывает, милый друг.

 

За окошком дождик капал

По карнизам "кап-кап-кап"...

Сколько нас, упавших на пол?

Сосчитать не хватит лап.

 

Колют вены торопливо,

Опоздавшие врачи

И сирены "виу-виу",

В городской поют ночи.

 

"Весь до ниточки промок"

Кеды стоптанные, майка,

На коленках пузыри...

"Зайку бросила хозяйка..."

Тошно? И не говори!

 

Дождь стучит по стёклам окон,

Жёлто-красный клён грустит...

Одиноко? Одиноко!

Может...? Вряд ли, не простит!

 

Я сползаю со скамейки

И бреду держась за бок,

С неба хлещет, как из лейки,

"...весь до ниточки промок!"

 


Это интересно!

Николай Довгай

Воин, стихи

Вита Пшеничная

Наверно, так в туманном Альбионе, стихи

Александр Шипицин

Звание досрочно, рассказ


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования