Александр Проскурин

Михря великолепный

 

Кот


 

- С детства не люблю кошек!

- Ты просто не умеешь их готовить!

(Анекдот).

 

Вот-вот, так и я, как в этом анекдоте, не любил кошек. Нет, не то, чтобы я их не любил, но как-то просто существовал с ними параллельно. Кошки сами по себе, и я отдельно от них. И когда соседская кошка проходила мимо меня, я не обращал на нее внимания, впрочем, как и она на меня. Словом: кошки отдельно, я - отдельно. И даже в детстве, когда кто-то пытался завести какую-нибудь живность, то мне больше нравились черепахи, или, на худой конец, ежики. Но чтобы взять котенка в дом, у меня и мыслей не было!

А теперь представьте ситуацию: во-первых Сусуман; во-вторых февраль; и в-третьих мороз за минус сорок!

Дом на улице Почтовой, где жил мой друг Михаил, был построен в середине прошлого века, и в то время отстаивал свои последние дни. Но люди в нем жили. И надо же было Мишке заболеть… Он позвонил, и попросил таблетки…

Зимний подъезд, а там затоп (трубы прорвало) и в середине этого туманного инея на дощечке сидит котенок! Да-да - котенок. И, представьте меня, человека нелюбящего кошек, что мне нужно было делать?

Это даже был не котенок, а что-то непонятное замерзшее, дрожащее маленькое, но… Но - живое! Я, даже не думая, подхватил этот мокрый комок, и сунул себе за отворот шубы.

Этот серый непонятный ни на что комочек жизни так удачно устроился там, мне ни в коем случае не захотелось его отпускать. И я, не вынимая его из-за пазухи, просто другу быстро передал таблетки, и пошел домой.

Удивления моих детей и жены просто не было предела, вдруг и я принес КОТЕНКА!

- Папа, а как мы его назовем? - спросил сын.

- Михря, - ответил я.

Тут вмешалась жена:

- Странное имя.

- Почему странное? Я ведь его в Мишкином подъезде подобрал. Не называть же кота Мишка. А так, вроде и понятно: Михря.

И вот так этот Михоя и остался в нашей квартире. Вырос из него огромный серый котяра. Но у него, я так думаю, был очень большой недостаток. Как только он собирался поспать, то всегда забирался на нашу постель, и укладывался, интереснее всего, что именно на моей подушке. А когда я его сгонял, то он тихо-тихо перебирался ко мне в ноги. Там и укладывался.

Вообще, он, как-то повзрослев, повел себя неадекватно: на всех в доме, включая жену и детей, реагировал нейтрально. Толи как приняв их в «свою стаю», толь просто не замечая. А со мной он просто не расставался. Стоило мне присесть в кресло, как это «чудо», было уже рядом, и, глядя выжидающе, так и просилось, чтобы я взял его на руки. И, обязательно, погладил.

Но недолго это ему было продолжаться. Я так думал, а оказалось, что ошибался. Михре было уже года три, когда я привез в дом собаку. Афганская псовая борзая по паспорту Ин-Ирма-Перс, а в быту просто Ирма.

Вы видали маленького щеночка борзой? Если видали, то поймете меня. Это ни на что непохожий длинноногой-длинноносый-длиннохвостый зверь. А, представьте, ведь Михря привык быть хозяином в доме, а тут…

И пока Ирма была еще маленькой, я много раз наблюдал, сколько она от него натерпелась. Стоило ей где-то (хотя у нее было в доме отведенное вполне уютное место) прилечь, как в ту же минуту Михря был рядом, и начинал ее просто выживать с этого места. А Ирма, может быть еще не соображая, пыталась спрятаться от него на диване. А что такое для кота туда запрыгнуть? Вот он раз - и уже там. И пока она маленькая не придет, и не попросит защиты, так этот котяра ей покоя и не даст.

Но… время шло. Ирма росла, крепчала. Вместе с этим и Михря как-то меньше начинал ее доставать. А потом, совершенно случайно, я подглядел за ними интересную историю. Когда нас не было дома, Михря целыми днями лежал в зале в кресле. Это ему удавалось, пока Ирма была мала. А как только набрала рост и, естественно, вес, то надо было видеть: Михря лежит в кресле, Ирма подходит к этому же креслу. Осмотрится, и обязательно ложится именно туда. А этот, уже не может ее спихнуть, так неудачно пытается вылезти из-под нее. Вылезает, обиженно уходит. А эта же псина, следом за ним… Михря возвращается в комнату, ложится уже в другое кресло… И, что бы вы думали: Ирма приходит и опять садится на него!

Но, знаете, что поражает? Это только говорят: «как кошка с собакой». А вот вовсе и нет. Надо было видеть, как они играли между собой, а еще что мне стало любопытно, то когда я выводил собаку на улицу, то Михря, чуть ли не с первого дня, стал ходить вместе с нами. Может это какая-то животная ревность, подумал я. Он, оказалось, все сложней. Ирма сломала переднюю лапу, и после всего этого надо было просто видеть, как Михря приходил к ней, и вылизывал ей ранку.

Так что нам, людям, еще есть чему много и много учиться у тех, кого мы так самоуверенно называем «братья наши меньшие».


Это интересно!

Николай Довгай

Двойной контроль, рассказ

Александр Костюнин

Рукавичка, рассказ

Владимир Корниенко

Картофельные оладьи, стихи


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования