Владимир Кучеренко

Благовещенье

 

Благовещенье


Праздник Благовещения Пресвятой Богородицы празднуется 7 апреля (нов ст.) и отстоит ровно на 9 месяцев от даты празднования Рождества Христова.

Название праздника указывает на какое-то особое, неслыханное ранее «радостное известие», прозвучавшее единожды в мировой истории. Этим и объясняется отсутствие у праздника уточняющего смысл подзаголовка (особенно в обиходной речи): произнося одно лишь слово «Благовещение», мы не боимся быть неверно понятыми, ибо «радостных известий» было много, но Благовещение случилось лишь однажды. Таким образом, название праздника «Благовещение Пресвятой Богородице» буквально означает: «Радостная весть [сообщенная] Пресвятой Богородице». Какая же радостная весть составляет существо праздника? Кто был вестником?

Из Евангелия от Луки (ибо только он описывает данное событие) мы узнаём, что немногим более двух тысяч лет тому назад в маленьком палестинском городке Назарете совершилось превосходящее наше разумение событие — природа Бога соединилась с природой человека. Здесь жила скромная подданная римского императора Августа, юная Мария, к тому времени сирота. Она происходила из династии царя Давида, к которой принадлежал и Иосиф, хранитель девства Марии, пожилой вдовец, которому Она была обручена во исполнение традиции, воспрещавшей добродетельной женщине оставаться одинокой. Иосиф был беден, разумеется, не афишировал свое происхождение (это было смертельно опасно!) и вел жизнь простого ремесленника.

Можно представить чувства юной Девы, Которой, во время отсутствия Иосифа, вдруг зримо предстал небесный вестник, ангел Гавриил.

«Ангел, войдя к Ней, сказал: "Радуйся, Благодатная! С Тобою Господь!"

Но Она сильно смутилась от его слов и стала раздумывать, что же значит такое приветствие. И сказал Ей ангел:

"Не страшись, Мариам, ибо Ты обрела милость у Бога: и вот, Ты зачнешь и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. И будет Он велик, и назовут Его Сыном Всевышнего."

И сказала Мариам ангелу: "Как же будет это, если Я не знаю мужа?"

И ангел сказал Ей в ответ: "Дух Святой сойдет на Тебя, и Сила Вышнего осенит Тебя, потому Дитя Твое будет свято и наречется: Сын Божий."

Тогда Мариам сказала: "Пред тобою раба Господня; да будет со Мною, как ты сказал."

И удалился от Нее ангел (Лука 1:28-32, 34-35, 38).

О совершившемся в эти мгновения таинстве трудно говорить: любые слова кажутся непростительной дерзостью. Здесь пристало только благоговейное созерцание тайны: «удобее молчание» (приличествует молчание), как поется в одном из богородичных гимнов.

Постараемся лишь понять: то, что занимает несколько строк евангельского повествования, подготавливалось всей историей ветхозаветного человечества, и в диалоге ангела и Девы Марии эта история обрела свой смысл и долгожданное завершение. Ветхий завет (что значит буквально «древний союз», «старый договор") Бога с человеком, имевший характер подготовительный и временный, отныне сменяется новым союзом со всем человечеством и на все времена.

Благовещение по-гречески — Ε?αγγελισμ?ς, а Евангелием называется самая главная книга Нового Завета. И смысл у двух слов один — Благая весть. Божией Матери была дарована свыше Благая весть о том, что Она будет Матерью Сына Божиего и Сына Человеческого, Господа нашего Иисуса Христа. Празднуя этот великий день, мы и вспоминаем Благовещение о Рождении Сына Божиего и Сына Человеческого.

Но была и иная Благая весть, которую ангел открыл Деве Марии. И часто наше внимание как-то проходит мимо этой Благой вести, которая по значению своему не меньше той, что в нашем сознании непосредственно связана с воспоминанием о Благовещении. Что же это за Благая весть, равная по силе той, что свидетельствовала о рождении Сына Божиего и Сына Человеческого?

«Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя. Потому и рождаемое Святое назовется Сыном Божиим, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его, и Царству Его не будет конца» (см. Лк. 1:31-35).

Вот эти поражающие сознание слова «Царству Его не будет конца» и являются второй частью — не по значению, а чисто синтаксически — единого послания Бога роду человеческому, которое мы сегодня так торжественно вспоминаем.

Пресвятая Дева узнала, что Сын Ее будет иметь Царство, у которого нет конца. Это послание, конечно, выпадало из Ее личного опыта — оно выпадает из опыта любого человека, потому что люди не мыслят себе истории, включая свою собственную историю, свою собственную жизнь, без конца.

Конец — это то, что непременно должно наступить. Для нас конец — это смерть. Конец для всей вселенной — это грозное, предвозвещенное Богом завершение человеческой истории, открытое нам в Апокалипсисе.

А что же означает «Царство, которому не будет конца»? Когда начинается это Царство? Где это Царство?

Совершенно очевидно, что Царство это наступило тогда, когда родился Сын Божий. Он жил в простых человеческих условиях, в доме плотника. До 30 лет о Нем мало кто знал, и Евангелия сохранили так мало эпизодов из Его детской жизни. А затем три года, которые словно взорвали всю такую затхлую и тяжелую духовную атмосферу античного мира. Три года, которые произвели духовную и нравственную революцию в истории человечества.

Может быть, эти три года и есть то самое Царство? Но ведь им наступил конец — Спаситель вознесся, и нет Его здесь, на земле.

Нет, то Царство — это иное царство, оно не связано напрямую с физическим бытием этого мира.

Источником того Царства не является то, что служит источником любого явления в этом мире, будь то явление физическое, политическое, общественное.

Здесь чаще всего источником является человек, человеческое общество, человеческие законы, человеческая сила — ведь именно так устрояются человеческие царства, которым всегда приходит конец.

Но Царство, о котором архангел Гавриил сказал Пресвятой Богородице, иное. Его источником является Бог, потому что только вечный Бог может создать нечто, что не имеет конца.

А как же опознается это Царство? Где оно? Может быть, оно в будущем, может быть, его еще нет?

Оно наступило с пришествием в мир Спасителя. Это есть некий параллельный духовный мир, параллельная реальность. Ни спереди, ни сзади, ни справа, ни слева — Царство объемлет течение человеческой истории, и сама история развивается в духовном лоне этого Царства.

И сегодня каждый из нас имеет возможность прикоснуться к этому невечернему Царству Божественной славы. Мы чувствуем присутствие этого параллельного мира, когда открываем ум свой, душу свою навстречу Богу в молитве; когда причащаемся Святых Христовых Таин и чувствуем, как благодать Божия преобразует нашу природу, дает нам силы, разум, мир, радость.

Мы соприкасаемся с этим Царством всякий раз, когда встречаемся со светлыми, святыми людьми, живущими по закону Божиему. Глядя в их светлые глаза, мы видим отблеск этого Царства.

Мы соприкасаемся с этим Царством, когда соприкасаемся с красотой Божиего мира, потому что грех извратил нравственную природу человеческого бытия, но не мог извратить красоту мироздания, красоту космоса, красоту Земли.

Мы соприкасаемся с этим Божественным царством тогда, когда поражаемся силой, чистотой человеческого творчества; когда говорим о том или ином произведении искусства, будь то словесное или изобразительное, что художник «имел в себе искру Божию».

Мы говорим, что без этой искры не было бы этого произведения, не было бы этого прозрения, не было бы этого явления гармонии; и говорим правду, потому что искра Божия, воспламеняющая талант человека, — это тоже сигнал из параллельного мира, из Божиего Царства.

Мы питаемся энергией того Царства, и неизвестно, что было бы с миром, с космосом, с родом человеческим, если бы тот мир и этот не имели великой связи, которую мы именуем током Божественной благодати.

Энергия того Царства переходит в энергию земной жизни. Именно та самая энергия и воскресила Лазаря. Именно та самая энергия и воспламеняет таланты человеческие. Именно та самая энергия дает людям мужество отстаивать то, что для них дорого, в первую очередь веру, не боясь никаких гонений и никаких глумлений. И мы знаем, что вся история Церкви отмечена множеством примеров мученичества и исповедничества.

Но разве без той, внеземной Божественной силы мог бы слабый человек воскреснуть, или пойти поперек общего течения, или идти на смерть ради веры своей, не боясь никаких самых страшных мучений?

То самое великое Благовещение, дарованное Деве Марии, помогает нам понять, что произошло с миром и с человеком в результате того, что Она, Пречистая Дева, родила Сына Божиего и Сына Человеческого, Господа нашего Иисуса Христа.

Действительно, мир стал другим. Не тот самый эмпирический мир, в котором мы живем, — полный злобы, клеветы, лжи, насилия. Он так и будет бороться сам с собою, стараясь вовлечь в эту борьбу тех, кто стремится прикоснуться к миру иному, и мы знаем, чем закончится бытие этого мира.

Но для того чтобы он не поглотил нас, мы никогда не должны забывать о том, что совсем рядом, не где-то на каком-то физическом расстоянии, а пронизывая и проникая в каждого из нас, существует иной, Божественный мир, о котором получили мы откровение через Благовещение Пресвятой Девы Марии.

И пусть это Благовещение, которое тогда так наполнило радостью, уверенностью чистую и святую Деву, и сегодня даст силу и уверенность всем нам, живущим великой надеждой на то, что «Царству Его не будет конца», и что каждый из нас через веру, молитву, открытость навстречу слову Божиему через Таинства Церкви, соприкасается с этим вечным миром Божественной славы.

Одними лишь своими силами человек не мог преодолеть глубочайшую пропасть, разверзшуюся между ним и Богом, ибо страшный удар, сотрясший его в незапамятные времена ("грехопадение прародителей"), расколол его сверху донизу: от высшего сознания до телесной природы. Он перестал принадлежать Своему Создателю, а значит — и своему разумному "я". Потребовалась встреча и реальное соединение Божественной и человеческой природы через Боговоплощение. Только так могла быть возвращена в первозданное достоинство целостная природа человека. И в лице Марии человечество достигло высшей точки своего духовно-нравственного развития и очищения на путях восстановления Союза с Богом.

Незамеченным было явление Деве Марии вестника Небес, никто не слышал происшедшего между ними разговора. Ничуть не изменилась видимая жизнь ни в самом Назарете, ни тем более в горделивом Риме после исчезновения ангела. Но как удивились бы жители огромной многоязычной Империи, если бы узнали, что именно в этом неприметном событии нашла свое оправдание и завершение вся история человечества от Адама и что их потомки станут отсчитывать Новую эру от Дня Рождения мальчика, которого окружающие пренебрежительно называли «сыном плотника»!

«Сегодня — начало нашего спасения...», — поется за богослужением праздника Благовещения. Продолжением его станет жизнь Богочеловека Иисуса Христа – «Второго Адама», а завершением — Тайная вечеря, Голгофа, возглас «Совершилось!», нисхождение во Ад, Тридневное Воскресение, Вознесение и сидение «одесную Отца».

Древний народный обычай в день Благовещения выпускать из клеток на волю плененных птиц мелодически запечатлен в прекрасных стихах А. Пушкина.

В чужбине свято наблюдаю

Родной обычай старины:

На волю птичку выпускаю

При светлом празднике весны.

Я стал доступен утешенью;

За что на Бога мне роптать,

Когда хоть одному творенью

Я мог свободу даровать!

 


Это интересно!

Николай Довгай

Вектор любви, статья

Петр Корытко

Команда 13, рассказ

Алла Авдеева

Цвела волшебная сирень, стихи


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования