Николай Ганебных

Женский характер


 

Это история, соединившая   кусочки радостей и печалей в  лоскутное одеяло жизни. Но это скорее не рассказ о грустном и печальном, а история   о  любви, которая  родилась давно и  будет  длиться  долго,  всю  жизнь.

Одно из первых воспоминаний, солнечный день из раннего детства.  У родителей  получилось  на несколько дней  поехать в село,  где  ждала и никак  не могла дождаться свою милую внучку бабушка. Лена помнит, какая была  суматоха в  день приезда. Все  поднимали ее  на руки, все ахали.  Ни бабушка, ни дядя Володя, ни пришедшая ближняя и  дальняя родня, ну никто не  мог поверить, какая она большая  выросла.

Долгожданные городские гости   приехали с ребенком не для  того, чтобы безвылазно сидеть дома. Большое поле за околицей никогда не засевалось и использовалось только под выгон. Знакомство с окрестностями началось здесь. Лене запомнился этот бесконечный  зеленый луг, усыпанный мохнатыми  желтыми цветками и  белыми шариками, которые, если на них подуть, облетали, оставляя в  руке поникшую головку  на длинном стебле.  Одуванчики.

День был длинный. На ней  были тогда новенькие сандалики,  платье с воланчиками, и далеко на поле  загорали мама и папа.  Трудно долго удержаться  на одном месте.  Лена бегала, искала красивые  цветы – синие, розовые, –  прекрасные. Потом, став уже побольше, она часто бывала с книжкой в руках на  поле за деревней, но луг больше не казался ей таким огромным, как тогда, в  первый раз: лес, казалось, подступил ближе, расстояния  сузились. Подумайте:  там,  где  взрослому человеку надо тысячу шагов, маленькому –  три тысячи.  Когда ты еще маленький, то смотришь на мир снизу вверх,  и луг тебе кажется огромным, как небо. И где-то лишь в пятнадцать лет расстояния  на земле сокращаются до их истинных размеров.

Лена появилась на свет в большом городе, где небольшой двор был закатан асфальтом, и деревья росли из маленьких кружочков с  каменным бордюром.  Вы замечали  однообразие городских пейзажей, унылую безликость дворов?  Все они, большие и маленькие, слеплены одинаково. Несколько деревьев, скамейки у подъездов, стальные мачты со светильниками. Не надо много времени, чтобы освоить песочницу, горку. Одинаковые дворы, скучные подъезды, и, казалось бы, люди в городе должны быть одинаковыми.  Как скамейка, фонарь. Но они  почему-то вырастают разными. Один – слабый и безвольный, другой -  с характером, твердым как кремень.

Тогда ей показалось, что этот луг ей отдали насовсем. Что этот луг принадлежит ей, как ее городской двор, как бабушка, куры во дворе, огород. Все это ее, все принадлежит ей. Моя мама, мой луг. Это было  интересно.

Душа маленького человечка полна тайных страхов.  В лесу сосны, ели, высокая  трава, настоящие пни, за которыми скрываются лисы, зайцы и даже волки.  Но не страшно, когда  папа рядом. 
Когда вернулись в дом, близился вечер. Всех усадили за стол, бабушка счастливо копошилась, то у печки, то  возле внучки. Лена хотела спать, есть не хотелось. Все говорили, что Лене надо пить деревенское молоко, что она вырастет большой, если будет его пить.  Молока было много, оно было теплым, бабушка специально достала его пораньше из погреба, чтобы согрелось.

Вдруг, сидя за столом,  Лена расплакалась. - Что случилось? – заволновались все.  Усталая девочка, всхлипывая, размазывала бегущие в три ручья  слезы: она забыла на лугу маленькую куколку, которая сидела в кармане ее платья. Теперь куклы нет.
      
Все было ясно, папа  встал и вышел. С ним пошел и мамин брат, дядя Володя. Это казалось делом невероятным, разыскать в траве маленькую игрушку. Лене стали рассказывать, как хорошо куколке на лугу, но она не верила ничему. Она жалела куколку, ругала себя за то, что забыла о ней. Как плохо ее любимой кукле, сидит она где-то одна, несчастная, забытая всеми. Но в сердце теплилась надежда. Папа такой большой, сильный. Он выручит из беды. Спасет.
И, правда, папа с дядей Володей вернулись еще до заката, веселые, разговорчивые, счастливые. Папа подал куклу, дядя Володя смеялся, всем вдруг снова стало  весело. Это был удивительный день, полный невероятного счастья!

Ленина кукла благополучно  вернулась в город. Она долго оставалась полноправной участницей ее  жизни, как кот Амур, как подружки во дворе. Но все потихоньку, незаметно менялось. Не  стало ящика с игрушками, потом кот Амур исчез безвозвратно. А куколка так и оставалась лениным талисманом, ей можно было рассказывать все о себе, когда уже почти спишь, а она с тобой рядом.

Семья Лены многим была связана с деревней, где жила бабушка. Оттуда прибывала картошка, морковь, лук  и капуста, а также  деревенские новости,  приветы от  родственников  и даже от бабушкиных соседей. К  бабушке отправлялись посылки. Лена училась в школе и весь год ждала лета, чтобы поехать в село. Ей нравилась речка, до которой было не меньше трех километров по проселочной дороге, и лес, и ягоды, и грибы, но главное, что влекло ее  туда –  ее друзья.  Ребятишки, мальчишки и девчонки,  они были связаны прочным братством. В деревне  с десятком улиц  детей было немного,  но они  были единым  целым,  со своими забавами, с кострами, грибами и ягодами, с вечным желанием купаться, плескаться веселой гурьбой. Если бы надо было написать о том, как прошло лето, она написала бы  целую толстую книгу.

Время шло. Лена вдруг обнаружила, что ее стали все больше и больше интересовать деревенские новости.  Она не призналась бы  ни за что никому на свете, но ей стало интересно знать, как учится  Сережка,  ее ровесник, живший    неподалеку от бабушкиного дома. Он такой веселый, светлоголовый. Отличник ли он? У нее только пятерки и четверки. У них, в деревенской  школе  немецкий, а у нее в городе английский. Как они будут разговаривать?  Почему немецкий, это несправедливо.

Как-то в начале  сентября   она говорила со своей подружкой в коридоре. Так,  ни о чем.  Подруге хотелось снова оказаться на Черном море. Плотный южный  загар говорил  сам за  себя.

– А ты, деревенская барышня, опять все лето у бабушки пробыла?  Мишка, посмотри,  тобой интересуется.  Летом могла с ним на танцы ходить, а ты в деревне сидишь.

Лена и сама давно заметила, что Миша  подходит к ней по делу  и без дела.  С английского перевести, спросить, как задачка решается.  Но она  давно  поняла, что Сережа  ей нравится больше всех парней на свете.
      
У Лены английский в школе  был самым любимым предметом, она  запоминала  длинные фразы, переделывая на свой лад. «Мистер Сноу, мистер Сноу, вы придете в гости снова? - Через час,  даю вам слово» -  как это будет по-английски? Она нашла книжку с  английскими стихами.  На одной странице оригинал, на другой - перевод.  Китс, Шелли.  Бернс в переводах Маршака.  Удивительные. В них все - правда. Вроде бы обычные  слова, но это музыка. Слова полны музыки.  На немецком такие стихи не напишешь, это точно. Дома  вечером мысли часто возвращались к Сереже. Думает ли он о ней тоже? 

В пятнадцать вдруг все изменилось. Сережка вдруг стал стесняться оставаться с ней наедине, даже говорить с ней.  Но был всегда около нее. Он не лез в воду, когда она купалась,  сидел на берегу и молчал. Это забавляло ее.  Она стояла на гальке босыми ногами, отжимала волосы, и смотрела на него как на свою собственность. Она могла попросить нарвать цветов, и он шел собирать букет. Она гордо возвращалась с букетом,  а Сережка, - нет, лучше сказать так: Сергей,  –  смущался, как  и положено мальчишкам.  Вдруг малыши закричат: тили-тили-тесто…

Следующий год был самым счастливым. Сережа все лето не отходил от нее.  А дядя Володя,  младший мамин брат, подливал  масло в огонь, рассказывая о Сережке, о том, как девочки вокруг него вьются. Дядя был учителем физкультуры, и кажется, знал о Сереже все – как быстро он бегает, как прыгает, как по канату лазит. Выходило, что он самый лучший на свете. Лишь только, когда дело доходило до немецкого, дядя замолкал. Видно, здесь  у парня шло не все удачно.

Оба они, Сергей и Лена, были, как говорится, не разлей вода.  Лена говорила с ним  обо всем, о книгах, о подругах, о школьных  учителях,  Сергей – о своих.  Они - одногодки,  им интересно друг с другом. Единство времени, действия и места.  Когда  Сергей говорил о жизненных планах,  в них звучало  «мы», как нечто само собой разумеющееся.  Лена  тонким чутьем  улавливала эти оговорки, это была искренность, близость, о которой она  не могла даже   мечтать  длинной зимой в  городе.  Ребята в  классе  считали  ее зазнавакой, а  она  просто не замечала  их откровенного стремления ей понравиться. У нее была тайна, о которой она даже маме не говорила. 

Планы у Сергея перед  окончанием  школы были конкретные. Он приедет в город, они будут часто видеться. Он поступит в железнодорожное училище,  будет учиться на помощника машиниста.  Он мечтает стать машинистом тепловоза, водить дальние поезда.  В училище есть общежитие. После армии они поженятся.

Если бы об этом рассказать папе и маме, они, наверное, упрекнули бы Лену  и Сергея  в прагматизме. Все рассчитано. Мама даже не подозревает, какая у них большая любовь. 

Прошли выпускные в школе.  Экзамены удачно сданы. И Сергей приехал в город.    Он должен был  сдать  документы. Лена вдруг решилась на шаг, который  давно  в ней созрел. В училище есть  такая специальность:  дежурный по станции. Лена будет учиться  вместе с Сергеем. Они будут вместе всегда.  Она будет стоять  на перроне, когда мимо нее будет следовать  Сережин Электровоз.  Среди всех  гудков будет один, поданный только для нее. Она узнает этот гудок среди  сотен других,  среди сотен других.

Родители  были в шоке. Их девочка, отличница, их гордость, и вдруг – не вуз, а  непонятное  железнодорожное училище. Какой-то  необъяснимый каприз. Ведь она мечтала об английском. Ну, на крайний случай, хотя бы железнодорожный институт.  Дочь достойна лучшего.  Папа с мамой обнаружили вдруг, что их Лена – взрослый человек. У нее есть право выбора. У нее есть характер. Она поставила себе  цель и от нее не отступит.

Родители  не сразу, но сдались. Лена убедила их, что  железная дорога – ее правильный выбор.  Она всегда сможет получить высшее образование. Но ей не хочется сидеть в четырех стенах какого-нибудь проектного института. Все равно,  и железнодорожный от нее не уйдет.

Сдавать документы она пошла с мамой. Как на праздник. Здание  училища трехэтажное, огромное, со сплошным рядом стекол, всем видом напоминало ее школу.  Но сбоку  на проржавевших рельсах на вечной стоянке стоял паровоз. На маму это не произвело впечатления, она ни слова не сказала о поступке дочери по дороге домой. Папа же дома не слишком удачно пошутил, что им следовало  родить мальчишку, парни  технику  любят больше. Зато Лена радовалась, что они с Сережей будут вместе…

И потекли счастливые дни. Училась она  легко, учеба не казалась ей трудной, она виделась с Сережей.  Ребята стояли на переменах в коридорах с девчонками, у всех были общие темы. На втором курсе, весной, в начале апреля  Сережа сказал:  окончим училище, поженимся. И ни слова о любви.
Она спросила:
- А  цветы будут?
-  Будут!
Она  испугалась и рассмеялась, когда Сережа, вдруг сорвавшись с места, побежал к цветочному киоску и примчался с букетом.  Спросила: -  Вся стипендия тут? -  и, счастливая, неожиданно для себя добавила:  - Давай, Сереж, пойдем с букетом к  моим родителям. Скажем, что поженимся. Что год ждать?

А он, повернувшись к ней, глядя в глаза, сказал: - Я тебя люблю.

Ох, загудело все, забурлило! Родители смеялись: какой тут к черту  железнодорожный институт, были бы дети счастливы!  Из деревни сказали, что они давно ждали такого развития событий.  Решили,  что свадьба состоится вначале в городе, а потом все продолжится  у них,  в селе. Сережа и Лена  подали заявление,  и теперь всегда были вместе. Сумасшедшее лето!

Когда они приехали в деревню, счастью не было  предела. Но всех счастливее был дядя Володя. Он  так и жил в старом отцовском доме вместе со своей женой и своей матерью, бабушкой Лены.  Детей у дяди не было, но он, учитель по призванию, всегда возился с чужими ребятами, водил их в походы,  чистил с ними родники, вел  в  школе спортивную секцию. Его организаторский талант превзошел все ожидания,  свадьба  выплеснулась на улицу и  пошла гулять по неписанным деревенским законам, к ней присоединялся  любой, кто хотел. Воскресное потребление алкоголя с самого утра достигло апогея -  радовались все. Когда дядя Володя сравнил  Сергея и Лену с Ромео и Джульеттой, все захохотали – это был явный перебор: родители молодых явно  не походили на Монтекки и Капулетти.  Пьеса Шекспира была всем известна,  никто и не строил препятствий для их любви. Дядя Володя историю литературы не  изучал, и потому  он, слава Богу,  не стал ссылаться на старые книги, на роман о Дафнисе и Хлое.  Просто  дядя  стал всем  упорно доказывать, что  Сережа похож на Аполлона,  и что это он, Владимир Ильич, вылепил статную Сергееву фигуру на своей спортивной секции.

Лето промчалось  быстро, со скоростью курьерского поезда. Учеба шла своим чередом. Теперь Лена и Сережа жили вместе в квартире родителей.  В небольшой двухкомнатной хрущевке на четвертом этаже. Комната маленькая, но им повезло тем, что хотя бы комнаты не были смежными.  Окна выходили на восток, а  внизу был заасфальтированный двор, где  росли пара берез и несколько  каких-то чахлых кустиков. На учебу добирались  трамваем. Выходили на предпоследней остановке и шли пешком  метров четыреста. Дожидались друг друга. Вместе ходили в театр. Сергею, прожившему все время в деревне, нравилась городская жизнь, и родители баловали их по мере сил.  Ничто не предвещало грядущей катастрофы.

Дело дошло до  практики.  Практика – одна из важнейших составляющих учебы. Она  называется  производственной и часто только тогда человек и понимает, нашел ли он себя.  Или наоборот, что учился не тому делу. Когда человек окажется в реальном коллективе,  то сразу же видны все плюсы и минусы выбранной профессии.

Сергей был очень доволен. Его определили к опытному машинисту в локомотивном депо. Он в первый день устал от шума, но вернулся домой довольный, полный впечатлений.  Лена недолго слушала его восторги, сразу спросила: - Ты голодный?  Сев за стол и наблюдая, как муж с аппетитом ест,  сказала:  - Завтра я  еды положу побольше. Отощаешь так.

Подошло время и ее практики.

Почему-то она падала и чувствовала страшную боль в ногах.  Небо вдруг потемнело как при грозе и потом вообще исчезло. Исчезло все. Она еще слышала какой-то крик, но не понимала, это кричала она, или кто-то  другой. Время остановилось, пространство исчезло, осталась невыносимая боль. Боль захлестнула сознание.

Очнулась она в палате, над нею был белый потолок, она лежала как прикованная и только могла двигать глазами. Отведя их в сторону, увидела Сергея и снова потеряла сознание. Она только успела понять, что она жива.

Произошло непоправимое.  Практика шла на сортировочной горке. Она переходила  линию, занятую стоящим составом, а по другому пути шел грузовой.  Каким-то образом свесившийся с открытой платформы кусок толстой проволоки зацепил ее,  сбил  с ног и ступни оказались под колесами.  Машинист заметил, но ее еще протащило с места происшествия, прежде чем одежда порвалась.  Ей оказывали помощь на месте, но в больницу она попала  поздно, с огромной потерей крови. Ее спасли, но теперь ей предстоит жить на протезах.

Ей  не рассказывали, как все случилось, как над ней колдовали врачи, как делали переливание крови,  но она понимала все. Она не хотела видеть никого, и больше всего Сережу.  Боль душевная была  так же невыносима, как и  физическая. Ей давали какие-то успокоительные средства, к ней приходил какой-то врач, чтобы побеседовать.  Не нужно ничего! 

Сергей  пришел и взял ее ладони в свои руки. Он смотрел ей в лицо, она молчала.  Он сказал: - Будем жить!  Он ей сказал: - Я же мужчина! 

Прошли долгих два месяца, прежде чем она оказалась дома. Мы совершенно не задумываемся над словом "мое".  Мои ноги, мои  руки. То, что вечно принадлежит мне, что составляет мое "я". И вдруг...  Это была невосполнимая утрата, страшный удар по психике.

Поздней осенью появились протезы. Она долго не вставала с коляски,  Сергей помогал ей делать первые шаги. Тяжелое чувство вины друг перед другом преследовало их.  Он прекрасно знал, что ее решение пойти в училище было вызвано любовью к нему, а она понимала, что ему  придется жить с инвалидом, и это угнетало обоих ежеминутно.

Сергей получил профессию и стал работать.  Он не говорил Лене, что профессия ему перестала нравиться. Нет, дело не в этом. Он любил работу, но его неотвязно преследовала мысль о случившемся.
   
Он любил жену. Через год она  заговорила о разводе.  Сергей понимал, что Лена любит его. Он догадывался по многим мелочам, как сильно  она его любит. Но Лена думала, что ее любовь делает Сергея  несчастным, и она все время говорила, что не хочет связывать его собою.  Меня же в армию заберут, пытался отшутиться он. Легче меня забудешь, слышал в ответ.

Любовь связала их воедино. Страстная, несчастная любовь, самая счастливая на свете. Только любовь преображает душу  человека,  делает ее если и не счастливой, то все равно светлой и возвышенной. Любовь вернулась к ним другой стороною, она стала неразрывно связана  с болью и нежностью.  Сергей думал только о том, чтобы Лена была  счастливой с ним. 

Женщина плакала в отсутствие мужа. Родители продолжали работать, а  она  была вынуждена сидеть на коляске перед столиком, она могла  читать книжку, оставленную для нее на  столе. Но читать она не хотела, она начала понимать искусственность, неестественность этого чтения. В любой книге здоровые люди, возвышенные страсти, а она прикована к  своему жилью. Нельзя за порог выйти. А она чувствовала себя здоровым человеком, ей хотелось быть с людьми,  идти по улице, чувствовать  ветер, видеть падающий снег.  Каждая страница казалась ей напоминанием о своем несчастье.
    
Она стала учить заново любимый английский. И стала  учить английскому Сергея. Тот безропотно  сидел с ней вечером и учил английские слова. И когда он начал строить  первые фразы, ее счастью не было предела. И его счастью тоже.

Сергей  встретил однажды товарища из своей группы и пригласил его прийти в гости.  Жизнерадостный друг много говорил, курил, пил. Воспоминания о недавнем прошлом шли бурным потоком. Дошли и до группы Лены, где тоже были  у них приятели.  В кухне, стоя у открытой форточки, он начал рассказывать о своем ребенке.

– А Ленке не родить, – в пьяной откровенности и по простоте душевной выпалил он, - разводись, Серега.

Хотя Лены рядом с ними не было, разговор долетел до ее уха. Она болезненно прислушивалась, и, по-видимому, ждала этого разговора.

На следующий вечер, когда Сергей вернулся с работы, посреди комнаты стоял собранный чемодан с его вещами.
– А куда я пойду, ты подумала? И кому я нужен теперь?
Лена вдруг обмякла и  безысходно заплакала: - Тебе нужна здоровая женщина…
–   Мне нужна ты! Лен, вон парни возвращаются из Афгана. Тоже всякие… Будем жить, как судьбой предназначено. Такая судьба у нас. Помнишь, у Толстого? Думаю, и счастливые семьи бывают непохожими друг на друга, и счастливые бывают в чем-то несчастливы, каждая по-своему.
Лена встала с коляски. Встала, чтобы заплакать и обнять мужа. Она потянулась к нему и вдруг поняла, что  встала сама, без чужой помощи.

У каждого человека есть неосознанное чувство земли.  Мы не замечаем, как она ежеминутно опекает нас. Только на палубе корабля вдруг мы обнаруживаем,  как «земля уходит из-под ног». Она нас держит.  Земля ушла из-под ног, вот  с чем пришлось столкнуться Лене  при  попытке  научиться ходить заново.

Жизнь поставила  перед ней  трудные задачи.  Три цели, три преодоления.      

Первое, надо  не просто передвигаться, надо  научиться ходить.  И не  боль тут главное.  Ей предстоит  выработать в себе чувство канатоходца. Научиться ходить красиво. Без костылей.  Пусть с  палочкой.  Не требуя чужого  внимания к себе, помощи.

Второе - найти себя заново. Стать полезным для других человеком.  Тут ясно, что делать.  Надо пойти учиться.   

И третье – не разрушить  семью.

Ей предстояло научиться преодолевать трудности  и  понимать  нужды  других людей.

Сергей сказал однажды: –  Ты помнишь Мересьева?  Есть такой военный рассказ про летчика, как он ноги потерял и добился, что стал снова летать. Ты у меня Мересьев.

Лена расхохоталась. Впервые она рассмеялась, а не расплакалась над своей бедой.

– Ну и зови меня  Мересьев! Только людям не говори, что я этот Мересьев и есть.

Сергей думал давно  о том, что у них должен быть ребенок.  Однако Лена была категорически против. Вначале говорила, что она еще слаба для этого, потом просто не поддерживала такой разговор. Говорила просто, что ей будет трудно с ребенком. Но то, что было мечтой в любой здоровой семье, появилось и у них. У них все чаще возникали   разговоры о будущем малыше. 

– А как я его с пола буду поднимать? А что он скажет мне?  Спросит, почему у тебя, мама, ножек нет?

– Лена, перестань об этом думать. Мы не самые несчастные люди, поверь. Ты здоровая, сильная.  Вот закончишь  институт… Мы с тобой, Лена, еще в Англию поедем. О нас с тобой еще английская Таймс напишет.

Лишь только после окончания института у них появился ребенок.  Мальчик.   И им удалось  получить квартиру. Ее предоставила железная  дорога, где работал Сергей.  Это было в те времена, когда подобные чудеса еще случались.
   
 
В комнату, где спит сын, мать поставила на полку маленькую куколку.  Если бы она не потеряла ее тогда! Судьба, кажется, сложилась бы  иначе! 

Иногда она думает, счастлива ли она. Ответ находится не сразу. Все-таки счастлива.  Любимый муж, сын. Интересная работа. Мешает только нездоровый интерес людей, их желание вести  разговор о том, что следует забыть.

Папа Сережа любит сына, увлечен техникой. В семье  есть автомобиль, и они часто ездят в деревню, откуда папа родом.   

Так вот два года назад я  познакомился с Еленой Петровной, учительницей английского в школе, где учится мой сын. 

 


Это интересно!

Николай Довгай

Маменькин сыночек, рассказ

Алла Любимова

Морские гребешки, сказка

Игорь Круглов

Поэма о значке и билете, стихи


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования