Александр Проскурин

Варвара-охотница

 


Вместо вступления

Тридцать лет я не видел Витьку. Он уехал из нашего города, когда нам всем было по восемнадцать. Поначалу мы еще как-то встречались, а потом, после его переезда в Приморье, все контакты прекратились сами собой. После ДВИМУ он служил гидрографом на флоте. Потом участвовал в каких-то экспедициях, о которых немало писали в середине 90-х. Что-то они там мерили-искали в нашем Охотоморье. Да только к нам на берег он ни разу и не ступал. И тут - нате вам! Появился! Он теперь ни какой-то там Витька с третьего подъезда, а Виктор Викторович, уважаемый (кем-то) ученый. Видный такой, солидный, серьезный. Все как положено: очечки, бородка, брюшко, костюмчик-троечка. Он «свалился» ко мне, словно снег на голову. Без звонка, без предупреждений, словно мы вчера расстались. Представляете мое состояние, когда перед вами возникает этакое пузато-очкастое создание, и с порога, прямо в лоб (ни здрасьте, ни привет):

- Это здесь принимают забытых друзей?

Ну, как тут на него сердиться!

Витька, оказывается, знал, что я работал журналистом, и поэтому найти меня в Городе для него не составило труда. Это благо то, что я живу один, и никто нам не мешал просидеть целую ночь за «воспоминаниями» - утром он уже опять уходил в «свое» море. Он, оказывается, здесь уже неделю, и успел побывать в нашем Городке, где все мы когда-то начинали. И уже, практически, под утро, когда за ним должны были заехать, он спросил:

- А ты Варю помнишь?

- Соседку?

- Представляешь, я ее встретил, и она меня узнала! Если б я умел писать, то написал бы про нее.

- Так в чем дело? Я же читал твои статьи.

- Это не то. Это о работе, а о людях я не умею. Давай, мы о ней поговорим, а ты потом что-нибудь из этого выжмешь.

- Нет, так не пойдет. Что-нибудь, это пусть другие пишут. Давай так: я включу диктофон, а ты мне наговоришь, все, что считаешь нужным.

Так мы и порешили. Я лишь чуть-чуть подработал запись.

Автор.

 

* * *

Говорят, что Варьку в нашем городке знал всяк и каждый. Не по годам моложавая, всегда веселая и приветливая, она отличалась той красотой, которая присуща только настоящим Русским женщинам. И мало кто знал, насколько она одинока. Как-то не сложилась у Варвары личная жизнь.

Да и о какой личной жизни можно говорить, если большинство мужчин не могли ей составить конкуренцию.

Еще со школы она отличалась от всех своих сверстниц. Ее не интересовали ни танцы, ни гулянки. А о том, чтоб пригласить ее на свидание, можно было и не заикаться. Некогда ей. У Варвары есть дела поважнее, чем все эти охи-вздохи. И этим самым важным, в тот период ее жизни бы кружок картингистов.

Как правило, девчонок туда не брали, но Варька добилась своего. Днями обивала порог Дома пионеров, а когда приехала туда на своем новеньком мопеде, который, все-таки, выклянчила у папы, то отказать ей уже не смогли. Так в четырнадцать лет Варя впервые села за руль, правда, пока картинга. Но мы-то знали, что ее отец, кстати - водитель хлебовозки, иногда давал ей посидеть за рулем их старенького «Москвича» и «погонять» за городом по грунтовке.

Больших успехов на соревнованиях у нее не было, хотя ездила она не хуже многих мальчишек, зато материальную часть своего «аппарата» знала «на отлично». Всякие там рычажки, колечки, гайки заменяли ей привычные для девчонок куклы и ленты.

И, вообще, интересы у Вари были далеко не девичьи. Понятно, что зимой на карте не покатаешься, а железяки все подогнаны «раз по двести», то надо же куда-то расходовать свою молодую энергию, вот и записалась Варька в тир.

А что? В отличие от «материковских» сверстников, нам, подросткам семидесятых, живущим на Севере, как-то больше разрешалось и удавалось. Летом, соберемся, да и мотанем куда-нибудь на рыбалку. Знали ведь, что браконьерим, но сеточку поставить, иль с бредышочком пробежаться не считали как-то особо зазорным. Да и ловили-то для удовольствия, а уж ни как не для наживы. Думаете, тут без Варьки обходилось? Ошибаетесь. Как только наша компашка втихаря от родителей собиралась у Пашки в гараже, чтобы приготовиться, как она тут как тут:

- Готовитесь? - говорит. - И я с вами.

- Еще чего не хватало.

- А не возьмете, так родителям скажу, что опять на речку сбежать собрались. - Покажет язык, и укатит на своем мопеде, чтоб по шее не получить. Тоже мне - шантажистка. Знала ведь, что все равно возьмем с собой, а подразниться надо.

Это летом, а зимой, когда за окном морозы под полтинник, сильно не нагуляешься, вот и собирались по квартирам. И чаще всего у меня. Это сейчас каждый только за себя и для себя. Сейчас, когда есть Интернет, по два-три телефона, а тогда у нас были книги. Да, простые бумажные печатные книги. И какие! Один Фенимор Купер чего стоил! Или новый томик «Всемирной энциклопедии приключений»! Зачитывались взахлеб. Вот мы и собирались, и читали вслух. Лучше всех это получалось у Вари. Мы ее даже дразнили «внучка Озерова», уж больно ей удавалось читать этак одухотворенно и с выражением.

Как только чуть «потеплело», этак градусов до минус двадцати, мы, глядя, как мальчишки постарше, убегают на охоту, не хотели отставать от них. Варька нашла у меня на полке книжку, в которой Владимир Арсентьев описывал метода охоты нанайцев и удэгейцев. Как они без ружья и без лука добывали зайца и куропатку. За зайцами мы, конечно, не ходили (далековато), а куропаток тогда вокруг Города было видимо-невидимо. Стоило только уйти за взлетную полосу нашего аэродрома, как снег был просто кругом помечен куропачьими следами. Так в один из вечеров мы и «вычитали», что куропатку можно добывать «на бутылку»! Не за бутылку, а именно: на бутылку. Так, по крайней мере, этот способ в книжке назывался. Прочитали, и чего откладывать? Сколько там на улице:

- Восемнадцать, - ответил Пашка, глядя на градусник, висящий за окном.

- Здорово, вот завтра и пойдем. У кого большой термос есть?

Не удивительно, что он нашелся именно у Варьки. А куда же без нее?

Утром, как родители разошлись «по работам», мы «состыковались» у Варьки. Проверили: все ли взяли. Термос, котелок, мороженая брусника и пустая бутылка из-под шампанского - вот и все, что нужно для этого способа охоты.

Так с мальчишками и жила она, оставаясь для всех нас «своим парнем». Мы ни сколько не удивились, что после школы Варя пошла работать кондуктором. Целый год, в любую погоду, по одному и тому же маршруту. А по вечерам училась на курсах водителей, и в восемнадцать вместе с нами получила заветные права. Все думали, что для себя, чтобы, там, на своем «Москвичке» потихоньку ездить. Но она устроилась в своем же автобусном парке в хозгараж. Сами знаете, как на любой работе относятся к новеньким, а тут еще девчонка - да и за руль! Хочешь ездить - вот и почини! Варька никогда не плакала, по крайней мере, до этого я ни разу не видел у нее глаза «на мокром месте». А тут пришла, и разревелась, как девчонка. Что это я говорю, она ведь и была девчонка, только не такая, как все остальные. Но ведь все-таки - девчонка.

- Мне такой драндулет подсунули, - всхлипывая у меня на кухне, жаловалась она. - Там ремонту на месяц, и то если повезет.

Тут на кухню зашел мой папа:

- Что, Варюха, это он тебя обидел? - это в мой адрес.

- Что вы, дядя Ваня, - и она ему рассказала то, что несколько минут назад довелось услышать мне.

- А она сама за ворота выедет? - этот вопрос прозвучал для нас весьма неожиданно.

- Выехать-то, может и выедет, так, кто ж меня выпустит?

- Кто у вас там завгар? Попов? - и он ушел в комнату. Я не знал, что и думать, а Варвара быстро собралась, и убежала.

В комнате отец сидел у телефона:

- Витя, ты чего это над моей соседкой измываешься? …Над Варварой.

Ответа я не слышал.

- Ах, пусть учится? А когда я последние муфты от сердца отрывал, чтоб твой гараж не замерз? То-то. Запчастей на старушку нет? А на что есть? На 66-й. Меняю, ты ее завтра выпусти, пусть она к нам в гараж на пару дней загонит. Что значит - не положено? Со своим начальством я договорюсь. Мол, мы взаимообразно чиним: мы у вас своего 66-го, а вы у нас свою. Вот и чудненько. - Положил трубку, и уже мне:

- Завтра Варьке поможешь.

- С чего это? У нее Серега есть.

- Нету у нее Сереги. Разуй глаза. Она же кроме своей работы ничего не водит. Жалко девку, так одна и останется.

На завтра, благо был свободен, я помог Варюхи перегнать машину, а еще через день улетел, так и не узнав, чем это все закончилось.

Улетел, и забыл про Варвару, наши посиделки-рыбалки. Нет, я не вычеркнул это из памяти, разве такое забудешь! Просто у меня была своя жизнь, у нее - своя. С того дня прошло больше трех десятилетий. В нашем Городе я бывал только наездами, да и то только до тех пор, пока родители были живы. А потом и вовсе «забыл туда дорогу». Нет, конечно, саму дорогу-то я помнил, и иногда даже позванивал, но особо делать мне там было нечего, вот и не бывал.

Почему я про это вспомнил? Если бы я верил всяким шарлатанам-астрологам, сказал бы, что, мол - звезды так велели. Но тут не звезды, а моя неуемная натура и тяга ко всяким авантюрам, разумеется, в рамках приличия, вновь отправили меня в те места, где прошли мои детство и юность. Я стоял рядом с домом, где когда-то мы читали вслух, где строили планы на будущее, где влюблялись и любили чистой юношеской любовью.

И тут из «нашего» подъезда вышла ОНА. Естественно, я ее не узнал, но что-то до боли знакомое было в «этих джинсах и черном свитере с большим воротом».

- Витька, ты? - и голос знакомый.

Не может быть?

Смысла нет описывать подробности этой короткой встречи: мне уже было пора в аэропорт, а она бежала на работу, он пока мы шли до автобусной остановки, она рассказала кое-что о себе. Как ни странно, но слова моего отца, сказанного о ней и ее работе, оказались пророческими. Она так и не вышла замуж, никуда не уезжала, да по ее словам:

- Не думала об этом. - И работает по-прежнему водителем. Представляете: она все так же крутит баранку!

 

P.S. На этом запись закончилась. За Витькой уже заехали. И, уже выходя, он пообещал еще заскочить. Но прошел уже год, пошел второй…

После нашего с ним ночного разговора, я пытался дозвониться, найти Варю. Узнать про нее еще хоть что-нибудь. Да только время берет свое, и из наших общих друзей там уже никого не осталось. Может быть, это и к лучшему. Может, лучше пусть в моей памяти она так и останется все той же Варюхой. Озорной и веселой Варькой. Варварой-Охотницей.

___________________

Я не буду подробно рассказывать об этом способе. Кому надо - тот знает. А кто не знает, тому и не надо. Кто захочет узнать, сможет это сделать, прочитав хоть пару хороших и полезных книг о нашей Северной и Дальневосточной природе.

Автор

 


Это интересно!

Николай Довгай

Горемыка, повесть

Андрей Козырев

Чувства старого ордена, сказка для взрослых

Владимир Корниенко

Картофельные оладьи, стихи


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования