Александр Шипицин

Коньяк

 

Коньк


 

В славном авиационном полку, базирующемся близ берега моря, летчики, как и везде, любили коньяк.

Приближался Новый год, и надо было что-то делать. Запланировали полет в Кировабад − двигатель на завод отправлять. Лучшему экипажу Ан-12 была доверена честь обеспечить полк янтарным напитком. Им вручили две двухсотлитровые бочки,  две тысячи рублей и явки поставщиков.

Надо сказать, экипаж с заданием справился блестяще. Даже перевыполнил его, так как и  себе по три-пять литров коньячка прикупили.

Руководству завода к этому моменту сильно надоели работники прокуратуры, которым везде расхищение социалистической собственности мерещилось. Ну, какое это расхищение, каких-то вшивых 400-500 литров коньяка. Для такой-то страны? Тьфу!

Руководство завода пальцем в сторону аэродрома ткнуло и углубилось в поступившие на коньяк заявки.

Работник прокуратуры на аэродром  к моменту создания взлетного угла и к отрыву поспел. Он тут же позвонил своему начальству. Те − в прокуратуру города, что на берегу моря, звякнуло и хоть быстро летит самолет, прокуратура шустрее оказалась. Когда экипаж на привод выходил, следователь уже за спиной РП (руководитель полетов) стоял. Ждал, когда экипаж сядет, чтобы с поличным взять. Или РП в подаче условного сигнала уличить.Только плохо он наших соколов знал. Обычно с этим курсом посадки по правой коробочке заходили. Над берегом, значит. А тут РП экипаж по левой коробочке, что не возбранялось, запустил. Над морем, значит.

Командиру экипажа все стало понятно. Он створки грузоотсека приказал открыть. А затем, когда самолет над серым зимним морем находился, дал команду, все содержащее коньяк, − за борт.

Пока две общественные бочки катили, сердца членов экипажа еще как-то спокойно бились. Но когда командир до личных емкостей добрался, тут кое-кто не выдержал. Техник метался по кабине со своей трехлитровой канистрой, прижимая ее к груди, как любимое детище.

Но командир его догнал и канистру в море выкинул. Емкость штурмана в процессе экспроприации вообще порвалась, и аромат “Кизляра” даже запах герметика перебил.

Когда на борт следователь поднялся, он понял, что кроме запаха к делу пришить нечего. Но не удержался и съязвил:

− Что, свои канистры тоже за борт выбросили? Напрасно, мы за мелочью не охотимся.

Из правого глаза техника скупая слеза выкатилась. А что сказал обобранный штурман, разобрать невозможно было. Известно только, в конце мягкий знак  четко прослушивался.

В этой новогодней истории и “хэппи энд” имеется.

Некая рыболовецкая бригада сети проверяла. Глядь, что-то в них как бы сереет. Подцепили багром, а там − подарок судьбы, да такой, что бригада до Крещенья не просыхала. Один из рыбаков родственником радисту оказался. Он и похвастал.

Но тот не обрадовался чужому счастью, а только зубами скрипнул.

Судьба второй бочки неизвестна. Но раз первая не утонула и не разбилась, вполне возможно, что где-то еще какой-то поселок весело Новый год встретил.

Без лишней шумихи, разумеется.

 


Это интересно!

Николай Довгай

Записки одного гения, рассказ

Николай Ганебных

Муха, рассказ

Наталия Уралова

Умудризмы, стихи


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования