Александр Проскурин

Эликсир любви

Эликсир любви


 

Друзья мои, поздравьте меня! Я - гений!!! И, пожалуйста, не спорьте, а лучше всего кричите об этом, говорите на всех углах, пишите письма. Да - да, я - гений! Нет, я не разгадал теорему Ферма, не познал Бином Ньютона, и даже не открыл тайну мироздания. Я сделал намного больше.

Я открыл рецепт любовного напитка! Эликсира любви!

Только прежде чем его готовить, лишний раз подумайте: стоит ли прибегать к столь радикальному методу.

Если все-таки решились, то тогда возьмите щепотку радости. Добавьте ложечку хорошего настроения, и все это, аккуратно перемешивая в красивом бокале, разбавьте каплей интрижки и частичкой постоянства.

Дайте пару дней настояться.

Затем, тщательно профильтруйте и подавайте к столу в приложение к конфетам, цветам и фруктам.

После небольшого возлияния не забудьте и несколько ласковых фраз.

Уверен - у вас все получится! Убедился сам!

Если зелье не имело действие, то вины моей в этом нет. Вы, скорее всего, просто перепутали ингредиенты, или что-то нарушили в процессе приготовления, не соблюли пропорции. Или мысли были не чистые. Не переживайте, пробуйте снова и снова.

Уварен: у вас все получится!

Я же, на досуге, подумаю над рецептом Эликсира Всеобщего Счастья.

 

Дядя Гоша

Казалось, что Дядю Гошу в нашем городе знали все! Нет, он не был ни мэром, ни милиционером. Он даже не было «Почетным гражданином». Но, несмотря на это, можно сказать: «Уйдет мэр, никто и не заметит. Подумаешь, будет новый». А вот ушел Дядя Гоша, и многие заметили.

Был он простым обувщиком. Да-да! И если судить по литературной классике, был таким, какими были его предшественники и в тридцатые, и в пятидесятые, и даже в семидесятые годы прошлого века.

Его «вечная» деревянная, зеленого цвета, будка с надписью: «Чистка и мелкий ремонт обуви» стояла как раз на средине пути от центрального городского рынка до стадиона. Летом он частенько выходил из нее, усаживался на низенькую табуреточку прямо у входа, и мог так часами просто сидеть, дожидаясь очередного клиента. В своей неизменной клетчатой кепке и кожаном фартуке он был воплощением самой стабильности и спокойствия.

В этом город меня не было четырнадцать лет, и как же я был удивлен, на сколько он изменился. Столько нового, блестящего, красивого - дух захватывает! Вместо старого рынка новый большой торговый комплекс. Вместо стадиона - новый рынок! Во как! Изменилось все, только Дядя Гоша так и сидел в своей будочке.

Мне как-то жалко стало стадион, на котором зимой заливали каток. Вспомнилось, как мы мальчишками бегали туда покататься. И, по пути, обязательно точили у Дяди Гоши коньки. Это было как ритуал: идешь кататься - точи коньки. Мы же, отдав за заточку по пять копеек, во все глаза через окошечко смотрели, как искры летят с наждака. А потом Дядя Гоша давал нам небольшой обломочек точильного камня, и позволял самим «снять заусеночки». Это считалось вообще шиком!

Я не буду называть город, в котором это происходило. Но, думаю, что таких по нашей стране наберется не один десяток. И для кого-то он - родной. Так и для меня. К сожалению, мы не часто бываем там, где бы хотелось. То некогда, то случай не подвернулся. Но в очередной раз на свою «малую Родину» я попал спустя еще пять лет. И с сожалением узнал, что Дяди Гоши не стало. Снесли и его будочку, там теперь соорудили гриль-бар. Мне же, в силу профессионального любопытства, стал интересно: кем был этот человек? И, проведя небольшое «расследование», я узнал, что Дядя Гоша был Ветераном Войны. Прошел с войсками аж до Праги, затем громил японцев здесь у нас на Дальнем востоке. А после Победы так и остался жить в нашем городе.

Да, не стало Дяди Гоша, но память о нем осталась. Кем тогда он был для нас? Просто добрым и хорошим человеком.

А разве этого мало?

 

Пес, попугай и пустая квартира

или как не одичать в одиночестве

Будильник как всегда «прокукарекал» неожиданно. Хотя вот уже последние лет пятнадцать его никто не заводил, он сам по себе просыпался, и будил окружающих с завидной точностью в половине восьмого утра. И все равно, каждый раз это было, как гром сред ясного неба.

Это только в песни поется, мол: «Утро красит нежным светом»… А на самом деле? Тут уж как срастется. Бывает, что и вовсе просыпаться не хочется, но куда деваться - надо.

Санька полез было к будильнику, чтобы «загасить его раз и навсегда», но потом почему-то остановился, успокоился, и, лениво потянувшись, дождался окончания трели. В конце концов, переборов свою лень, все-таки вылез из под теплого одеяла, спустил ноги на пол, и, как-то даже обыденно, наступил на собаку, которая как и вчера, да и позавчера тоже, лежала на самом неподходящем месте, то есть - на коврике у дивана.

- Спишь, что ли? - Он нагнулся, и, аккуратно взяв пса за уши, смачно поцеловал того прямо в нос. Пес смешно чихнул, отряхнулся, и весело замахав хвостом, потянул хозяина за край халата, который тот уже успел надеть, в сторону кухни.

Да, так здесь заведено: пес без завтрака не прогуливался. Просто у них с Санькой была привычка подолгу гулять на ночь, и поэтому с утра на улицу они особо не торопились. Можно было спокойно расходиться, привести себя в порядок, накормить весь «живой уголок», и только потом мерным шагом, чинно выйти во двор.

Шумок легкой утренней возни не остался незамеченным еще для одного обитателя этой квартиры - попугая Гоши. Вот уж кто-кто, а он-то всегда должен был быть в курсе всего, что там происходило.

Появился Гоша в Сашкиной квартире неожиданно для всех. Кто сказал, что попугаи не ночные птицы? Не верьте! Еще какие ночные. Это из-за того, что Санька большей частью работал на дому, у него «сбились» часы и он фактически жил со сдвигом часов на пять-восемь от реального, они с собакой и гуляли по ночам. Так вот, в одну из таких ночных прогулок, в скверике у дома, под одним из кустов Рем (так звали пса) нашел… попугая! Тот сидел в траве весь нахохлившись и, явно, никуда не собирался оттуда уходить. Даже когда пес его облаял, только как-то обидчиво отвернулся и что-то буркнул себе под крыло. Санька нагнулся, взял птицу на руки. Саньку вообще любила всякая живность, и поэтому неудивительно, что попугай нисколько не испугался, а даже совсем наоборот, этак уверенно глядя из Санькиной ладони на пса, изрек:

- Гоша хороший.

Если бы собаки умели смеяться, то Рем, думаю, смеялся бы не меньше хозяина, а так, только обалдело сел и уставился на птицу немигающими глазами. Улетать попугай не хотел, а перебрался к Саньки на плечо и, этак «по-сильверовски» там уселся.

Домой они вернулись уже втроем. Но, на всякий случай, Санька дал объявление в «сеть» о том, что нашел попугая, но как через день, так и через неделю никто за «находкой» не объявился. А попугай прижился и чувствовал себя в этой компании весьма уверенно. Кроме своего имени он умел еще иногда говорить весьма впопад, словно зная, что и когда ляпнуть. То, что: Санька «Дурак» всем в квартире было известно уже на следующее утро. Правда, Гоша, видать из вежливости, имени хозяина не называл, но всем своим видом и поведением не оставлял ни капли сомнения в том, кого конкретно он имеет ввиду. А еще он любил, усевшись на край монитора, следить за тем, что там на экране происходит. Пару раз пытался даже клюнуть стекло, а, получив по своей «попугаичьей шеи», хулиганить перестал. Но привычку подглядывать не оставил. Так себе потихонечку сидел, иногда отлетая по своим делам. Жил Гоша без всяких там клеток или насестов. Но излюбленным местом для него была почему-то спинка кресла. Там он проводил почти все время. Да, вот еще что интересно, Гоша мог свободно вылетать в форточку. А что: лето, за окном хоть и не пальмы, но ведь можно бы и полетать? Так нет. Если тот покидал квартиру, то только в компании пса и Саньки. А в последнее время Гоша вообще удумал: налетавшись, садиться Рему на ошейник, и таким образом возвращался домой. Пес поначалу пробовал возмущаться, пытался согнать с себя назойливого пассажира, но потом смирился. И никто их специально не учил, не дрессировал - сами как-то попритерлись.

Как-то раз Саньке стало любопытно, а чем же занимается зверье, когда его нет дома. И, уходя по делам, он подсоединил к компьютеру выносную камеру, поместив ее так, чтобы большая часть комнаты попадала в кадр, включил на запись.

Но, вернувшись часа через два домой, Санька не сразу преступил к просмотру записанного. Странно, но ему было очень стыдно за себя. Словно он тайком подглядывает за своими друзьями. Рем и Гоша относились у него как раз к таким. Поэтому при них ему было как-то неудобно смотреть, как будто те и в самом деле могли понять суть происходящего. А может, и взаправду - могли! Кто его знает? И он навсегда отказался от этой затеи.

От мыслей его отвлек дверной звонок. Пришла соседка и, как всегда, этак по-хозяйски уселась в кресле.

- Один? - спросила она.

- Почему один? С друзьями.

- Эх, Санька, Санька… Жениться тебе надо, а то так и одичаешь со своим зверьем.

- И на ком же ты мне жениться предлагаешь?

- Да хоть на мне. А, что - не подхожу?

- Знаешь, что, Вера. Иди-ка ты домой. Если ничего не надо, то давай не будем об этом. Хватит. Мне и в первый раз твоей подружки хватило. Вон видишь, до сих пор раны зализываю. - Санька демонстративно вывернул карманы брюк и продемонстрировал их зияющую пустоту.

- Я даже не знаю, как тебя после этого назвать, - пробурчала та, еще пытаясь улыбаться.

- Так не знаешь - и не говори! Хорошо, хоть где дверь ты знаешь!

Та соскочила с кресла, и уже с порога прокричала:

- Так подумай на досуге: кто же ты есть? - Сказала, и, хлопнув дверью, выскочила прочь из квартиры.

А что ж тут думать-то?..

- Дурак! - Печально пробурчал Санька, глядя в зеркало, висевшее у двери, на свое печальное отражение.

- Дур-р-рак, - раскатисто вслед за ним повторил попугай, внимательно изучая говорившего ехидным глазом. После чего отвернулся, и от греха подальше, спрятал голову под крыло.

А пес ничего не сказал. Он был слишком мудрый, чтобы вслух выражать свои мысли в столь неподходящий момент. Он просто знал, что завтра снова в этой квартире будет также пусто, как было и неделю, и месяц, и год назад. И что, уйдя утром на работу, Санька насыплет Яшке пшена, ему наполнит тарелку все тем же уже опостылевшим сухим кормом. И на целый день они останутся только вдвоем: пес и попугай. Попугай и пес одни в пустой холостяцкой квартире.

 

Трудно бухгалтеру

или утром после пенсии

 

Денег нет - и недосуг.

Денек много - вот забота!

Это что же вчера было? Вот бы вспомнить. Так: вчера была пятница. Или не пятница? Четверг? Точно - четверг! Причем здесь «четверг»? Нет, тут что-то другое.

«Хоть сейчас суббота будь.

Все равно пора вставать!»

Черт, не в рифму. Зато - правда. Пора. Пробую медленно открыть глаза. Сколько там время? Ничего себе! Мои большие часы с крупными зелеными цифрами или издеваются, или... правду говорят. Если же правду, то показывают они половина двенадцатого, и вставать не просто пора, а уже давным-давно как надо бы быть на ногах.

На ногах? Ноги. А что ноги? Выползаю из-под одеяла. Во: нога в одном носке. Нет-нет: наоборот - одна нога в носке. А вторая? И вторая! Ясно. Теперь осталось проверить: разделся ли я на ночь. Сейчас-сейчас посмотрим. Уф: разделся. А почему носки не снял? Ладно, это уже неважно. В каждом минусе надо искать плюсы. Раз не снял носки, значит, и одевать не надо!

Разделся? Разделся! И то хорошо. Но ведь надо вспомнить, что же это было? Мысли путаются как змеи в клубке. Нет, пожалуй, не змеи, а провода за твоим компьютером. Вот уж где сам черт ногу сломит! Провода - отставить, а вот мысли надо разобрать. «Эх, полечиться бы».

Но на столе пусто, даже рюмки и те в раковине. Значит, не совсем еще плохо вчера кончилось.

Молоко! Точно!!! А спасет? Ты не думай - пробуй, авось спасет. Еще пару глотков. Ура! Помогает.

И так: вчера получил пенсию. Точно. Вот оно что. А потом сосед зашел и еще кто-то. Вовка? Точно - Вовка. Он еще дважды в магазин бегал и явно не за лимонадом. Теперь ясно, от чего свалился, попробуй месяц не употреблять, а потом сразу и столько.

«Смотри: не сорвешься? Нет? Точно?» - такие мысли приходят только из «унылого» зеркала, а в остальном все нормально.

Вот теперь и пора заняться арифметикой. И так: дебит-кредит-итого... Говорят: «Мало денег не бывает». Проверим. Отлично, остаток радует, а если еще с тобой и за халтурку рассчитаются, то вообще великолепно. Да и без этого хватит на «хлебушек с маслицем», но только без икорки. И без этого. ЭТОГО - вчерашнего. И так здоровье ни к черту, а тут еще и «ЭТО» возлияние.

Нет, лучше займусь арифметикой. И хоть и не бухгалтер, положительный баланс он всегда радует. А чтоб он таким и оставался, надо помнить, что:

«Алкоголь полезен

для нервной системы,

если его не употреблять!»

 


Это интересно!

Николай Довгай

Друзья до гроба, повесть

Тамара Москалева

Кукла, рассказ

Виктория Сенькина

На дальней улице гроза, стихи


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования