Александр Бывшев

Пародии

 

Созвездие


Рассказ астронома

На внешней стороне Луны

Любовники обнажены.

 

Играют звёздным пояском,

Как будто фиговым листком.

И ни одной детали лишней.

И дети явятся потом.

Евгений Попов

 

УлыбкаГляжу на космос в телескоп

И лицезрею там такое,

Что от стыда потеет лоб

И не найду себе покоя.

 

На красном Марсе свальный грех.

В телах сплетённых все полянки -

В любовный плен хватают всех

Воинственные марсианки.

 

Вот Девы с Вегой неглиже

Спешат к Арктуру на свиданье.

От секса этого уже

С ума сошло всё мирозданье.

 

Бросает поминутно в жар.

Век бы не видеть звёзд паденье.

Но протираю окуляр

И продолжаю наблюденье.

 

Рак распоясался вконец

И задирает хвост комете.

В Цереру целится Стрелец.

(И это смотрят наши дети!)

 

Лунянки все (кровь с молоком!)

Готовят к бурной ночи ложе.

Ну, хоть бы фиговым листком

От нас прикрыли срам свой. Боже!..

 

И снова всё встаёт во мне.

Я за себя уж не ручаюсь...

А каково моей жене,

Когда с работы возвращаюсь?!

 

* * *

И покуда в Подмосковье сливы

С шорохом ложатся на траву,

Наслаждаюсь этим днём дождливым

И целую мокрую листву!

Андрей Шацков

 

УлыбкаВыдался в столице день дождливый.

Ливень зарядил как из ведра.

Я опять весёлый и счастливый. -

По пять капель принял я с утра.

 

В голове - сплошной Сергей Есенин.

Напеваю про опавший клён.

Я пленён погодою осенней

И листвою мокрой опьянён.

 

Ведь и я родной Отчизне нужен,

Лишь одною ею здесь живу.

Потому и припадаю к лужам

И лобзаю влажную траву.

 

Обнимаю липы и берёзы

Я назло мещанам-дуракам.

И текут лирические слёзы

По моим щетинистым щекам.

 

Чувствую земное притяженье,

Токи нашей матушки Руси.

В яме моё тонет отраженье.

Ничего, что я уже в грязи.

 

Моя радость ещё долго б длилась,

Если бы не встреча со столбом.

Впрочем, катастрофы не случилось. -

Не впервой мне целоваться лбом!

 

* * *

Мой стих сильнее топора,

Страшней клыков вампира...

Виктор Хатеновский

 

УлыбкаЯ грыз гранит наук в МАИ

И обломал все зубы.

Вот потому стихи мои

ГрубЫ, точнее - грУбы.

 

Они ужасней топора,

Страшней клыков вампира...

Кровища капает с пера -

Моя жестока лира.

 

Люблю шокировать народ

И славить катастрофы.

Хватаются все за живот,

Мои читая строфы.

 

Осталось только дописать

Ещё два-три куплета. -

Страна не будет вылезать

Полдня из туалета!

 

* * *

Оглянусь на зеркало украдкой.

Кровь стучит в седеющий висок.

Жизнь моя была совсем не сладкой,

Отчего же сахар так высок?

Александр Городницкий

 

УлыбкаВглядываюсь в зеркало всё утро.

(Диабетик здесь меня поймёт.)

Жизнь моя - не сахарная пудра,

Не халва, не мюсли и не мёд.

 

И повисла в воздухе загадка.

От раздумий аж набух висок:

Если с детства было мне не сладко,

Отчего же сахар так высок?

 

Может, оттого что Мармеладов

Из любимой книги давних лет

Для меня был вместо шоколада,

Горьким заменителем конфет?

 

Или потому что я когда-то

Сахаровым заболел всерьёз?

И не нужно стало винограда.

Что со мной случилось? - Вот вопрос.

 

А теперь - как новая неделя -

Должен на приём идти к врачу.

Нет, друзья, хорошенькое дело -

Отдавать за так свою мочу!

 

Сахар у меня уже под двадцать.

Это ж просто золотое дно!

На себе не дам я наживаться. -

Всё, готовлю флягу! Решено!

 

* * *

С далёких дней

Прижилось на Руси

На каждого поэта - по Дантесу.

Владимир Фирсов

 

УлыбкаМолю я Бога: "Господи, спаси!"

Бываю каждый день подвержен стрессу.

С далёких лет прижилось на Руси

На каждого поэта - по Дантесу.

 

И, мысли о покое прочь гоня,

Всегда держу я ушки на макушке,

Поскольку есть опаска у меня:

А вдруг я у него уже на мушке?

 

Я знаю, что не дремлет мой «барон»

И пуля свою жертву ждёт, поверьте.

И близок час, когда невольно он

Меня отправит к Пушкину в бессмертье.

 

Но годы мчат, развязки нет как нет.

И безмятежно воды катит речка.

Никто не направляет пистолет

Мне в лоб иль в грудь - видать, опять осечка.

 

Знакомый критик, отхлебнув коньяк,

Сказал с улыбкой: "Вова, перебьёшься.

Поэтов нынче стало как собак.

Дантесов здесь на всех не напасёшься!"

 

* * *

Старуха-процентщица сквером

Бредёт с топором в голове.

Феликс Хармац

 

УлыбкаС бокалом всю ночь под рукою,

Скрипя вдохновенным пером,

Создать он задумал такое, -

Не вырубить чтоб топором.

 

Поэт был пленён Достоевским.

(Зачитан до дыр "Идиот")...

Старушка-процентщица Невским

Проспектом, шатаясь, идёт.

 

Тяжёлые мысли у бабки:

"Ну что со студента возьмёшь?

Готов укокошить  за "бабки".

Эх, нынче не та молодёжь!"

 

Бредёт осторожно, с оглядкой.

Торчит из затылка топор

И бьёт по спине рукояткой.

В глазах у несчастной укор.

 

И надо ж такому случиться! -

Её повстречал Родион.

Вскричал неудачник-убийца:

"О, Боже! Нет, это не сон!

 

Вот время пришло, в самом деле!

Дурачат нас здесь как котят.

Поэты совсем оборзели. -

Творят, подлецы, что хотят!"

 

Студент не утратил сноровки,

А только печально вздохнул.

Он вынул топор из хрычовки

И с лезвия кровь отряхнул:

 

"Хочу я, чтоб всё по закону.

За жизнь не дрожи ты свою.

Тебя второй раз я не трону. -

Я Феликса лучше убью!"

 

* * *

Любите, женщины, меня

Сегодня - завтра будет поздно...

Валентин Устинов

 

УлыбкаПорывом творческим томим,

Пишу я в зной, дожди и вьюги.

Ну почему к стихам моим

Так равнодушны вы, подруги?

 

Всё делаю я по уму,

В одежде и в вине я дока.

Но вот убейте, не пойму -

Чем хуже я, к примеру, Блока?

 

Ну, или, скажем, Михаил,

Создатель этой "Княжны Мери". -

Пиарили что было сил

Его лет сто, по крайней мере.

 

Без памяти вы от него,

Для вас - само он обаянье,

Преемник "нашего всего".

А на меня вы - ноль вниманья.

 

Я - тоже воспеватель роз.

А вам милее вирши Фета.

И мне опять финтос под нос. -

О, как несправедливо это!

 

Был Пушкин член Правленья? - Шиш!

Имел хоть премию когда-то? -

Вас тут ничем не удивишь,

Плевать вам на лауреата.

 

Я - автор полусотни книг.

Им место всем в читальном зале.

Листайте, обожайте их,

Покуда их в архив не сдали.

 

Не будьте к просьбам так глухи.

Молю вас на коленях слёзно:

Любите вы мои стихи

Сегодня - завтра будет поздно!

 

* * *

Милый, славный град Воронеж,

Хорошо в нём зимовать,

Имя города с "уронишь",

С "проворонишь" рифмовать.

Евгений Храмов

 

УлыбкаНочи я напропалую

Средь исписанных листов

За столом сижу-рифмую

"Псков"-"носков","Тамбов"-"гробов".

 

С прытью автомобилиста

Разъезжаю по стране.

Строчки в рифму очень быстро

На перо приходят мне.

 

Хорошо гостить в Опочке.

Там, забыв Москвы сумбур,

Пивом я прочистил почки -

Вышел славный каламбур.

 

Мне всегда в дороге радость.

Я полжизни в ней провёл.

На моём счету набралось

Столько городов и сёл!

 

Не хочу ни Канн, ни Рима.

Лучше в Буй махну весной,

Ведь к нему такая рифма

Просится, что ой-ой-ой!

 

Стало для меня законом:

Трезвый или подшофе

В каждом пункте населённом

Я всегда иду в кафе.

 

Я поэт с весёлым нравом,

Закажу: "А ну, налей!" -

Рифмовать люблю сто граммов

Я с фамилией своей.

 

* * *

Гости приехали на новоселье

И доломали забор. Для веселья.

Андрей Усачёв

 

УлыбкаМы отмечали весь день новоселье.

Не обошлось, знамо дело, без "зелья".

Приняли в среднем по литру на грудь. -

Как после этого нам не гульнуть!

 

Бабушка Оля клюкой для прикола

В спальне на окнах стекло расколола.

Не подкачал как всегда дед Егор -

С треском свалил он соседский забор.

 

В зале меж дамами шли пересуды

Под звуки бьющейся об пол посуды.

Кошке пинками отбили весь зад,

Внучек чему был несказанно рад.

 

После взялись мы за автомобили. -

Двум "Мерседесам" колёса спустили.

Три во дворе "Жигулёнка" сожгли.

В общем, мы сделали всё, что могли.

 

Эх, от души мы вчера погудели!

Ночью свои доломали постели.

Морды набили друг другу в конце.

(Каждый с фингалом теперь на лице.)

 

Утром понёс я историю эту.

(Может, удастся мне втиснуть в газету.)

Молвил редактор, стишок мой прочтя:

"Ну и фантазия, блин, у тебя!

 

Ты ж как-никак всё же детский писатель.

Чаще закусывать надо, приятель!"

 

* * *

Вкус водки и солёных поцелуев.

Люби меня - и я сойду с ума.

Собрать весь мёд из всех возможных ульев,

Но слаще и янтарней - ты сама!

Владимир Урусов

 

УлыбкаЛюблю я 200 граммов и грибочки.

Эх, водочка, ты жуть как хороша!

Возьму капусты квашеной из бочки,

Заем сальцой - и запоёт душа.

 

Глотаю слюнки я при виде торта,

От мёда я всегда схожу с ума.

Мне лакомиться целый день охота. -

На свете есть деликатесов тьма.

 

Пупочки, копчик, ножки, мясо грудок

Хватаю с аппетитом жадным ртом.

И нега проникает в мой желудок.

Гурман я и греха не вижу в том.

 

Губами мякоть нежную беру я.

Плоть молодую гладит мой язык.

Касанье к ней - приятней поцелуя.

Я к смаку ещё с юности привык.

 

Сегодня в предвкушенье наслажденья

Оставлю винегрет и голубец.

Ведь ты сама - ну просто объеденье

На ужин под солёный огурец.

 

* * *

Так бы сам себя и скушал,

Начиная с головы.

Олег Тарутин

 

УлыбкаВ восхищенье вся Европа

Будет от моих стихов.

Так бы сам себя и слопал

До последних потрохов.

 

Не случайно ж говорили

Про меня не раз, не два,

А, напротив - в изобилье:

"Он - два уха голова!"

 

К интеллекту дни и ночи

Я питаю интерес.

Скушать мне б мозгов кусочек,

Ведь мозги - деликатес.

 

У меня их килограмма

Наберётся полтора.

От подобной массы прямо

Хочется орать "ура!"

 

И достоинство мужское

Тоже, в общем, ничего -

(Объедение такое,

Коль посахарить его!)

 

Так что мне похвастать есть чем.

Привирать я не люблю.

На закуску взял бы печень

Я могучую свою.

 

И не надо из лафита

Добавлять сюда вина,

Ибо вся для аппетита

Проспиртована она.

 

Сердце, лёгкие, желудок,

Почки, рёбер городня -

Мне б хватило (кроме шуток!)

На три месяца меня.

 

Эй, зоилы, ешьте, нате!..

А в ответ я слышу: "Вань!

Вот лежишь у нас в палате -

И лежи, не хулигань!"

 

* * *

Я Твардовского знал очень мало.

Да и он меня толком не знал.

Александр Юдахин

 

УлыбкаЯ и Пушкина знал, между прочим.

И Барков мне знаком без прикрас.

Мандельштам симпатичен мне очень. -

Брал я в руки его уйму раз.

 

Обожал посидеть я с кумиром.

Каждый классик был мною любим.

Столько дней я провёл с Велимиром,

Что потом чуть не чокнулся с ним.

 

Мне они все друзья в своей массе.

С ними я прогоняю печаль.

Помню, автора "Тёркина Васи"

Я однажды в Москве повстречал.

 

Я представился скромно, неброско,

Потрепав по плечу старика:

"Александр Юдахин, Ваш тёзка.

Я известен Вам наверняка.

 

Сборник мой должен быть у Вас дома..."

И вздохнул легендарный поэт:

"Ваше имя давно мне знакомо,

Но, простите, фамилия - нет!"

 

Глаза любимой

И женщины единственной глаза

Придут в согласье августовской ночью.

Борис Хургин

 

УлыбкаТебя мне подарили небеса.

Ты - ангел мой, любимая супруга.

Твои роскошно-синие глаза

Глядят так эротично друг на друга.

 

А я не только муж, но и поэт.

И чуток к женской красоте, как к слову.

И нравится мне, что уж столько лет

Косишь ты под Наталью Гончарову.

 

С тобою рядом кровь всё горячей,

Трудней дышать, и вижу я воочью,

Что свет твоих божественных очей

Сожжёт меня бессонной этой ночью.

 

Когда на мне вновь сходятся они,

Готов от счастья потерять сознанье,

Ведь день за днём приятно, чёрт возьми,

Быть в фокусе мне твоего вниманья!

 

* * *

От меня который год,

Чтоб душой светиться,

Каждый пёрышко берёт,

Думает - Жар-птица...

Людмила Щипахина

 

УлыбкаКаждый вырвать из меня

Пёрышко стремится. -

Взрослые и ребятня

Думают - Жар-птица.

 

Издаю за всхлипом всхлип,

А им горя мало.

В общем, я как кур в ощип

К наглецам попала.

 

До чего же лют стал люд!

Как я мёрзну, Боже!..

С головы до пят бегут

Цыпки по всей коже.

 

Плохо, я вам доложу,

Быть без оперенья.

Красная хожу-дрожу

Голышом весь день я.

 

Все меня дерут подряд.

Не унять теперь их...

Знать, недаром говорят,

Что я чудо в перьях!

 

* * *

А на дворе ночного снега

нетронутая белизна,

где даже пёс ещё не бегал

с нуждой собачьей после сна.

Степан Щипачёв

 

УлыбкаЛежит в снегу моя Отчизна.

Что за Россия без пурги?

Среди сугробов живописно

Глядятся жёлтые круги.

 

Мороз и солнце - просто диво!

Какие кучи на дворе!..

Я тоже нынче выпил пива. -

И мне охота быть в струе.

 

Точней, в строю со всем народом

И радоваться январю,

И поздравлять всех с Новым годом,

И новую встречать зарю.

 

Я полон мыслей и отваги,

Мне сочинять стихи не лень.

И пальцы просятся к бумаге

В уединенье каждый день.

 

К седьмому перешёл я тому.

Поэзия - всё дело в ней.

Творить стараюсь по-большому,

Позывы к рифмам всё сильней.

 

Люблю, как Пушкин, зиму славить.

Визита музы страстно жду,

Когда смогу спокойно справить

Я, наконец, свою нужду.

 

* * *

Мы из снега бабу лепим,

Будто мало в мире баб.

Виталий Шенталинский

 

УлыбкаЖенщин нет - и мы в бессилье.

Мы без них сойдём с ума.

Хорошо, что есть в России

Очень вьюжная зима!

 

Да, огромный стимул дамы.

(Задают они масштаб.)

Перевыполнили план мы

По ваянью снежных баб.

 

Не теряю я сноровку:

Ком по снегу катану,

А потом беру морковку

И леплю себе жену.

 

Мой сосед, гляжу я, тоже

Целый час пыхтит в поту. -

И ему, вдовцу, похоже

Одному невмоготу.

 

Труд нелёгкий, но Валера

Справился с ним, наконец.

Грудь четвёртого размера,

Вместо носа - огурец.

 

Я стою остолбенело.

Чуть не уронил ведро. -

На меня вовсю смотрела

Вылитая ...М.Монро!

 

Корешок смеётся звонко

(Рассмешит он хоть кого):

"Хороша моя девчонка!

Твоя тоже ничего!

 

Молодайка - просто прелесть.

Может нам махнуться, Ром?.."

В общем, славно мы согрелись

Этой ночью вчетвером.

 

* * *

Пусть чем-то ты не награждён,

Обижен и обужен -

Ты мог быть вовсе не рождён,

И это было б хуже...

Вадим Шефнер

 

УлыбкаСудьбою ты не обделён,

Привык к банкетной лести.

Среди раскрученных имён

Не на последнем месте.

 

Полно и званий, и наград

За преданность Отчизне -

Лауреат и депутат

Всё получил от жизни.

 

Есть в Переделкино жильё,

И власти привечают.

Уже и творчество твоё

В учебники включают.

 

Однажды женщина во сне

(Наверно, это муза)

Тебе сказала: "А по мне

Смешнее нет конфуза.

 

Свой энный том сдаёшь в печать,

Лишь высохнут чернила...

Поэтом мог бы ты не стать. -

И это б лучше было!"

 

* * *

...И ко мне приходил мой Дантес

Продырявить проклятою пулей.

Юван Шесталов

 

УлыбкаЯ хочу, чтоб ко мне интерес

Проявляли читатель и пресса.

Чтобы встретился Жора Дантес,

Но где нынче найдёшь ты Дантеса?

 

Я подставить готов лоб иль грудь

Под его окаянную пулю

И отправиться в свой звёздный путь,

Поминая в сердцах чернь тупую.

 

Но, увы, на Руси век иной.

До чего ж стали люди здесь гадки!

Все обходят меня стороной.

Хоть бы кто взял-пульнул из рогатки!

 

* * *

...Какой мы народ большеглазый,

какой большерукий народ!

 

Богатой Америки думы

наивны, гнусны и просты...

Олег Шестинский

 

УлыбкаНе спорим - Европа богата,

Тем паче Америка, но

Там всё по стандарту, ребята. -

Расписано, предрешено.

 

На Западе люди - машины,

Как роботы (нам не чета.)

Другим как прокалывать шины,

Не знают они ни черта!

 

У них нету нашей смекалки:

В ведро не сходить им втроём.

О, как они глупы и жалки

В регламенте строгом своём!

 

Их мысли наивны и гнусны,

Просты, как резинка трусов.

У них примитивные вкусы

И нет часовых поясов.

 

Там надо работать до пота.

Законом живёт вся страна.

И нет никакого полёта

Фантазии - скука одна.

 

Мы ж - из исключительных наций.

И мозг наш всё время спешит

Мильон провертеть комбинаций

Забрать, что где плохо лежит.

 

Мы смотрим на всё большеглазо,

На страже со всех мы сторон.

Растяпу обуют тут сразу -

Пускай не считает ворон.

 

Давно мы прошли все науки.

В России любой длиннорук.

Здесь Юрий в чести Долгорукий

(В аферах был тот ещё жук!)

 

У русских во всём склад особый,

Шокируем мир круглый год.

Какой мы народ большелобый!

Какой многогра...ммный народ!

 

* * *

Мы подковали блох по всей Европе.

А не сошьём из паруса штанов.

И потому на среднерусской ...

Висят наклейки вражьих голосов.

Михаил Шелехов

 

УлыбкаЯ на стихи свои все трачу силы,

Хочу стать как Есенин или Блок.

Но, к сожаленью, вредины-зоилы

В моих строках находят много блох.

 

И как не стыдно им молоть такое?

Они не понимают ни шиша.

Всю жизнь пишу я левою рукою -

И, значит, я в поэзии левша!

 

В делах литературных я подкован

И истину давно нашёл в вине.

В местах я стольких здесь опубликован -

Сам Пушкин позавидовал бы мне.

 

Имеет почва всё-таки значенье.

У нас таланты мировые все

(Чему и я ничуть не исключенье!)

Рождались в среднерусской полосе.

 

Есть у меня шедевры высшей пробы,

Но критиков не умолкает лай:

"Нет, Миша, не видать тебе Европы!

Про "Нобеля" ты и не вспоминай!"

 

Что ж, мне плевать на эти заграницы.

В Стокгольм я не поеду, коли так.

Пускай потом клянут себя тупицы.

На гвоздь повешу я свой чёрный фрак.

 

Шагаю я с косой босой по лугу

В картузе и с рубахою простой.

И слышу - люди говорят друг другу:

"Опять набрался где-то наш "Толстой"!"

 

* * *

Ну, откройся, будь простой!

В простоте - величье!

Я стучусь к тебе - домой

Крыльями - по-птичьи!..

Александр Фатеев

 

УлыбкаТопором стучу я в дверь

Весело и пылко.

Я с добром к тебе, поверь,

Прибыл, моя милка!

 

Ты свои капризы брось,

Выйди, ради Бога!

Вон ведь сколько набралось

Щепок у порога!

 

Всё должно быть по уму.

Уж час ночи третий.

Ты пойми, что ни к чему

Нам будить соседей.

 

Поболтаем, посидим,

Гёте почитаем.

Вспомни, как про вечный Рим

Спорили за чаем.

 

Не упрямься, будь простой.

Слов не надо лишних.

Как сказал бы Лев Толстой,

Думайте о ближних.

 

Видишь, твой супруг в поту.

Эй, открой, ну где ты?..

Я потом всё подмету -

Мы ж интеллигенты!

 

* * *

Куда ж девался Лев Толстой?

Ведь не иголка...

Илья Фоняков

 

УлыбкаНе спал я с ночи до зари,

А утром снова

Я перебрал все словари -

Нет Фонякова.

 

За стеллажом ещё стеллаж,

За полкой полка.

Ну, где же литератор наш?

Ведь не иголка...

 

И Википедия молчит -

О нём ни звука.

Как в воду канул наш пиит.

Пропал. А ну-ка,

 

Спрошу своих знакомых я

(Полно народу):

"Скажите, кто такой Илья?

Вдруг, знает кто-то?"

 

Я в ЦДЛе каждый стул

Сам отодвинул,

Под каждый столик заглянул.

Куда ж он сгинул?

 

Никто не слышал ничего.

Я поиск бросил. -

А, может, не было его

На свете вовсе?

 

* * *

Может, я лицемер?

-Э-э, да бросьте!-

Может, власти хочу?

-Не хочу!-

И в стихах

мне б к Есенину в гости,

чтоб забыться

хотя бы чуть-чуть.

Василий Журавлёв

 

УлыбкаПро меня не забудет историк.

Кто я, гений? - Скорее всего.

Столько слов замечательных в столбик

Вы найдёте ещё у кого?!

 

Может, я здесь утрирую? - Бросьте!

Жить в веках - не пустые мечты.

Я направился к Пушкину в гости.

Хорошо быть с великим на ты!

 

В доме том пахнет русскою речью.

Захожу я в его кабинет.

Мой приятель спешит мне навстречу.

Говорю ему: "Саня, привет!

 

Как ты сам? Как жена? Что у дочек?

Царь пожаловал ли новый чин?

Трудно было черкнуть пару строчек?

Что ж не пишешь мне, сукин ты сын?!"

 

И вскричал он в слезах: "Здравствуй, Вася!.."

Словно брата, меня обнял он...

Вдруг услышал я: "Эй, просыпайся!" -

Жаль, прервали такой дивный сон.

 

* * *

От обстоятельств независим,

забыв рассудка ремесло,

я эту женщину возвысил,

как в степень энную число...

Александр Жуков

 

УлыбкаЧто в цифрах скрыто столько смысла -

Уже понятно и ежу.

Вот почему любые числа

Давно я в степень возвожу.

 

Мир - схема. (Эта аксиома.)

В нём уйма разных теорем.

И на работе их, и дома

Доказывать хватает всем.

 

В душе я физик, а не лирик.

И твёрд во мнении своём:

Всего основа - икс и игрек.

Мы все по формулам живём.

 

Я алгеброй проверю Галю.

(Жену имею я в виду.)

Я всю её отинтегралю

И производную найду.

 

За уравненьем целый день я.

Подвёл итог - и дело с плеч.

Какое, Боже, наслажденье

Свой корень из неё извлечь!

 

Она погладит мне колено

И повторит без громких фраз:

"Решить задачу одночлена

Тебе, мой милый, плюнуть раз!"

 

* * *

Выйдешь на задворки

и стоишь как пень:

до чего же зоркий,

лупоглазый день!

 

А потянешь носом -

ух ты, гой еси!..

Евгений Елисеев

 

УлыбкаВоздуха побольше

Наберу я в грудь.

Как я счастлив, Боже,

Здесь - не где-нибудь!

 

Для души отрада...

Ой ты, гой еси!

Сколько аромата

На Святой Руси!

 

В этом мире вечны

Перегной, навоз.

Кучки человечьи

Трогают до слёз.

 

И стою как пень я,

На кизяк гляжу

И от умиленья

Слов не нахожу.

 

Нет картины краше:

Там, где есть помёт,

Будущее наше

Пышно прорастёт.

 

Слева от дорожки -

С килограмм иль с два -

Вот ещё лепёшки.

Значит, Русь жива!

 

Морщит "шнобель" Запад.

Нет противней рож.

(Видите ли запах

Наш для них негож!)

 

С нами ль им тягаться? -

С дедовских времён

До чего же, братцы,

Русский дух силён!

 

* * *

Ни черта не закадришь ты

Волка старого, меня.

Анатолий Жигулин

 

УлыбкаКак и всем подобно дамам,

Ты являешь мне свой тыл

И виляешь этим самым,

Как его... Тьфу ты, забыл.

 

Для чего так дышишь жарко

И сняла с меня пиджак?

Что с тобой случилось, Алка?

Не возьму я в толк никак.

 

Прям беда мне, бабы, с вами.

Удивите хоть кого...

Э, не надо так губами! -

Я щекотку не того.

 

В майке мне моей не тесно.

Успокойся - что за прыть!

Ты куда рукой полезла?

Мне в штанах удобней быть.

 

На пол сбросила бюстгальтер

И всё нижнее бельё...

На, оденься!.. Вот характер! -

Чтоб всё было по её!

 

Ты ж простудишься нагая.

Здесь ни света, ни огня...

Не пойму я, дорогая,

Что ты хочешь от меня?

 

* * *

Я Пушкин, я Петрарка, Дант! -

пером бумаги лишь коснуться.

Но надо вовремя проснуться,

а этот не дан мне талант.

Евгений Ерхов

 

УлыбкаЯ Цыбин, Фирсов и Рубцов! -

Я свой талант сужу сурово.

Я Кузнецов, в конце концов!

(Не говоря уж про Кострова.)

 

Зря улыбаетесь, друзья.

Я верю: во мне данный гений.

Чем Евтушенко хуже я?

Ведь как-никак и я Ев-гений!

 

Певец раскинутых полей,

Немалым я рождён поэтом.

Жаль, окромя жены моей

Никто не хочет знать об этом.

 

И вот одним прекрасным днём,

(Точнее, ночью было дело)

Приснился Пушкин, фрак на нём,

А рядом дама с ним сидела.

 

Наш классик с музой - сладкий миг.

О, долгожданное мгновенье!

Сейчас от двух гостей своих

Я получу благословенье!

 

Они со мной уже на ты...

Но вдруг услышал глас его я:

"Оставь бесплодные мечты!

Возьмись-ка ты за что другое!.."

 

И я проснулся под смешок

Ехидной королевы бала:

"В тебе поэзия, дружок,

Ни разу и не ночевала!"

 

* * *

Мы - горемыки и артисты,

Вам наготовили красот:

Стихов хороших - лет на триста,

А прозы - даже на пятьсот.

Игорь Жданов

 

УлыбкаСтрочим без отдыха куплеты.

Мы успеваем там и тут.

Пускай завистники-поэты

Нас графоманами зовут.

 

Писательской томимы жаждой,

Творим шедевры в краткий срок.

(Попробовал бы Пушкин каждый

В день сочинять по двести строк!)

 

Мы - мученики на Парнасе,

Всю жизнь прикованы к листу.

Но бремя снять - ни в коем разе!

Всегда мы на своём посту.

 

И, несмотря на вопли-стоны

Хвалёных мастеров пера

Продукции печатной тонны

В год выдаём мы на гора.

 

Всё чётко делаем и быстро.

Достигли мы больших высот:

Книг наших хватит - лет на триста,

Макулатуры - на пятьсот!

 

* * *

Всю душу разодрав на клочья

и каждый нерв растеребя,

я погибал сегодня ночью -

я перечитывал себя.

Марк Соболь

 

УлыбкаЧитаю сборник свой в испуге.

От страха всё дрожит внутри.

Уже пришлось моей супруге

Два раза набирать 03.

 

Сквозь лес стихов таких продраться

И дебри сучковатых рифм

Не каждому удастся, братцы. -

Вот где экстрим уж так экстрим!

 

Не слушаются руки-стервы.

Реву, как раненый медведь.

Нужны и впрямь стальные нервы,

Чтоб мою книгу одолеть.

 

У тёщи заболела почка,

Свояк упал без чувств и сил.

Обделалась в кроватке дочка,

А Миша лужу напрудил.

 

Ещё одно стихотворенье...

Нет, всё! Я больше не могу!

Такое жуткое мученье

Не пожелаю и врагу.

 

Я всем пожертвовал искусству...

Желудок, жаль, подвёл опять.

Зачем я на ночь ел капусту? -

Пора мне памперсы менять.

 

* * *

Я плакал от обиды...

...на грани слёз держась едва-едва.

 

Мне стало грустно просто так,

без видимой причины.

Сергей Иоффе

 

УлыбкаСвои стихи читаю я,

На лбу собрав морщины.

И слёзы льются в три ручья,

Без видимой причины.

 

Вот о любви ещё сонет...

И всё внутри рыдает:

Ах, Боже ж мой, какой поэт

В России пропадает!

 

Солёный по щекам поток

Мне, лирику, не внове.

Меняю третий я платок,

Четвёртый наготове.

 

Стенанья слышу я одни,

Цикл посвятив невесте.

Весь день у всей моей родни

Глаза на мокром месте.

 

Легко свожу с ума людей.

А это что-то значит!

Над каждой строчкою моей

Редактор тоже плачет.

 

А критик так и говорит:

"Я снял к нему вопросы. -

То, что творит здесь наш пиит,

Не лирика, а слёзы!"

 

* * *

Блок мучил Менделееву,

А Пушкин Керн извёл.

Зачем тебя жалею я.

О, форменный осёл!

Валерий Иванов

 

УлыбкаТебя б, моя красавица,

Ласкал я до зари,

Чтоб за ночь мне расслабиться

Хотя бы раза три.

 

С энергией кипучею,

(Пускай от пота б взмок) -

Тебя вконец замучаю,

Как Незнакомку Блок.

 

Своею нежной кожею

Мой каждый дразнишь нерв.

Любимая, хорошая,

Стань моей Анной Керн!

 

"Мысль очень интересная, -

Прищурила ты глаз. -

Ну, милый, за Дантесом я

Тогда иду сейчас!"

 

* * *

- И одного хотелось мне бы -

Лежать на крыше и плевать...

Александр Испольнов

 

УлыбкаЯ из окна гляжу на небо:

Луна, Венера - благодать!

Здесь одного желалось мне бы -

Сидеть на лаврах и плевать.

 

Плевать на гнусных журналистов,

На этих рецензентов всех,

Редакторов и пародистов

И на завистливых коллег.

 

Моим творения по праву

Побольше надо тиража.

Чихал на критиков ораву

С десятого я этажа.

 

Блистать мне б в Осло или в Ницце,

Победоносный вид храня...

Жаль, что читатели-паршивцы

Плевать хотели на меня.

 

* * *

Мы победили царство зла,

И, как сказал товарищ Сталин,

Победа не сама пришла,

А мы её завоевали.

Самуил Маршак

 

УлыбкаЛюбимый вождь народных масс

Был нам самой судьбой подарен.

В одном лице Сократ и Маркс -

Вот кто такой товарищ Сталин.

 

Всю мощь передовых идей

Понять обычным смертным где ж там.

Наук великий корифей,

Он нам глаза открыл, невеждам.

 

Он вывел нас из царства тьмы.

Второго нет такого в мире,

Ведь раньше не подозревали мы

О том, что дважды два - четыре.

 

В Египте протекает Нил,

Жить лучше в счастье, а не в горе.

А Волга, нам он объяснил,

В Каспийское впадает море.

 

Восторга не скрывая слёз,

Внимали мы отцу-надёже.

Что кони кушают овёс,

Мы от него узнали тоже.

 

Он видел на века вперёд.

Умом постиг он все явленья.

Какой в нём мудрости полёт!

Здесь что ни мысль, то откровенье!

 

С ним повезло моей стране.

Овации в Колонном зале...

Что победили мы в войне,

Как без него бы мы узнали?

 


Это интересно!

Николай Довгай

Стихи о бабуине

Юрий Несин

Любви каюк! стихи-пародии

Виктор Кузнецов

Из жизни приматов, рассказ


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования