Вита Пшеничная

Владивостоку

 

Владивосток


 

Перед сном

С обложки хитро смотрит Алладин,

Соседствуя на книжной полке с Блоком…

Ну вот, и день прошёл. Ёщё один

Из череды не встретившихся с Богом.

Всё некогда, всё второпях, бегом…

Причин – что тех снегов в полях - по пояс;

Не стать бы самому себе врагом:

Туда ль иду? О том ли беспокоюсь?..

По мне ли ноша, неужель бескрыл?

Да жив ли сам? Наверно – жив, покуда

Душа моя не выбилась из сил,

И как ребенок верит. Верит в чудо…

 

В декабрьскую стынь

памяти Б.А.

В декабрьскую стынь, у зимы на пиру,

К окну расписному приникну…

Я знаю, что тоже однажды умру,

Но к мысли такой не привыкну.

Недобрую ветер затеял игру,

Пугая: «Настигну, настигну!..»

Конечно, я знаю, что тоже умру,

Но к смерти никак не привыкну...

В окно надышу, нарисую, сотру,

Тебя издалёка окликну:

- Мой милый, я тоже однажды умру,

Но к смерти никак не привыкну -

Чужой не бывает!.. Мы в этом миру

Как будто в ладошках у Бога

Пригрелись. И шепчем сквозь сны поутру:

«Пожить бы ещё хоть немного…».

 

Владивостоку

Так снится Детство – верный, добрый друг…

Не намекая, что исчезнет вскоре,

Оставит после долгих лет разлук

Шум слившегося с горизонтом моря…

Огромных сопок яркие макушки,

Песчаных кос нестройные ряды,

И на одной из них – твои следы…

Под крики чаек выплеснет на брег,

На зыбкие, сыпучие холсты -

Звезду и разноцветные ракушки…

Восторженный, и не заметил ты,

Как на измятый край твоей подушки

Всю ночь катились слёзы из-под век…

 

В Детском парке

Досаду погасив, смирив упрёк

И жест, надежду отвергающий,

Во мне вчера воскрес ребёнок-Бог -

За всё и всех прощающий.

Июнь уже открыл сезон дождей,

Зонтами небо загорожено,

Стоит под клёном хмурый лицедей

С подтаявшим мороженым…

Прохожие туда-сюда спешат,

Пусты качели ржавые

Бросает мимолётный взор душа

На храмы величавые.

Размыты ненаглядные холсты,

Но стелет полдень новые -

На них безмолвно падают листы,

Летит хвоя еловая…

И никуда не хочется идти,

Моя свобода – вот она…

Бездомной птахой греется в горсти

Притихшая, бесплотная.

До звёзд, моя красавица, лети,

Неси свои пророчества!

А я останусь здесь, на полпути

Земного одиночества.

Судьба украсит разноцветьем строк –

Пожизненное рубище…

Во мне вчера так горько плакал Бог

Тебя, мой милый, любящий…

 

Не сердись

Не сердись на меня – отнесись как… к обычному человеку,

Нечаянно полюбившему тебя ни за что, просто так.

Нашему бедному, наскоро озлобившемуся веку

Как кость в горле выброшенный мной белый флаг.

Но я же не перед ним сдаюсь – перед тобою

Или, если быть точной – перед смутой сердечной,

Мне нравится называть-нарекать её любовью

И как когда-то не казаться, а быть слегка беспечной…

Не сердись. Я же так далеко – не дотянуться,

А электронный адрес, хочешь, сменю на новый?

Господи… Ни руки, ни губ твоих не коснуться,

Разве только души – негромким, но нежным словом…

 

Услышь меня…

Как пусто без тебя. Услышь меня…

Пусть этот миг перетекает в вечность;

И сменится медлительностью дня

Моей нелепой жизни быстротечность.

Я припаду к тебе. Так пьют с ручья…

Не отведи руки моей молящей:

Та, вслед которой брошено: «Ничья…»,

С тобой была – живой и настоящей…

 

И под шёпот разногласный…

…И под шёпот разногласный

Я коснусь Твоей руки:

«Свете тихий, Свете ясный,

Если можешь – помоги…».

Я выхаживаю молча

Боль Души – за кругом круг,

Что там Ангел мне пророчил –

Щепоть счастья? Горсть разлук?

Я ступаю осторожно -

Боль Души свечой горит,

И о чём-то невозможном

Оплывая, воск твердит.

Шаг, второй и…  замираю,

Но услышать – не хочу:

Не по кругу, а по краю

Я несу свою свечу…

 

Забудь

Чёт-нечет, лад - не лад

Сойдутся в рукопашной,

В итоге – шах и мат

За день пустой вчерашний.

Плюс затяжной прыжок

В бессонницу-белугу,

В окно луны кружок,

Да чистый лист под руку…

Но в новый день с утра

Как в омут с головою:

«Пора, мой друг, пора!..» -

Шумит сентябрь листвою,

Моих касаясь щёк,

Под дуновеньем ветра…

Как зелени ещё

Полно на крепких ветках,

Так сил во мне с лихвой…

А то, что наревелось -

Забудь. Мне не впервой

Про жизнь так горько пелось.

 

Верить

До желания наплевать на принципы, на совесть…

До безмолвного крика «за что?» у лика Христа…

В душе моей, почти отчаявшейся, нагло роясь,

Своею тощей рукой, чадит и чадит нищета.

Порой снится оскал звериный, слышится звук лающий,

Просыпаюсь в поту холодном, мороз по коже,

До черты безумия доводит, но отступает пока ещё,

Правда, не как чёрт от ладана, но всё же, всё же…

Пока ещё хватает сил совладать с этой напастью,

И вместо точки длить ткань-нить многоточий,

И верить, что хоть маленькую горстку счастья

Отсыпет в мою ладонь спасительное «Отче…».

 


Это интересно!

Николай Довгай

Спор, стихи

Владимир Корниенко

Картофельные оладьи, стихи

Игорь Егоров

Мост искушений, рассказ


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования