Михаил Кузин

Пьесса в четыре руки

 

Пьесса в четыре руки


 

Некоторым лично знакомым литераторам

Авторучка поёт нежным скрипом сохи,

И вспухают на пальцах мозоли.

У меня – посевная, я сею стихи

На бумажном испытанном поле.

 

Утираю неспешно лицо пятернёй,

Эх, сейчас бы холодного кваса!

– Но, пошла! – и шуршит прошлогодней стернёй

Лошадиная сила Пегаса.

 

– Не балуй, – я кричу.–

Не шали, твою мать!

Бью по крыльям тяжеловоза,

А взойдёт,  не взойдёт–

Моё дело – пахать,

Удобряя словесным навозом.

 

Засеваю стихи, где трудяга Иван

Спас геройски колхозную ригу.

Я – ударник труда, перевыполню план–

Напечатаю новую книгу!

 

* * *

Вечер на море

Вода сверкает

Тысячами лезвий

Острейших бритв,

И осторожно солнце

Садится в тюль

Лиловых облаков…

За хрупкой лентой

Клейкого прибоя

Резвится стайка лодок,

По-кошачьи борта и днища

Сыто выгибая…

Слепое солнце

Ниже,

Ниже,

Ниже…

Но вот одно неловкое движенье!–

Забрызгано всё море

Алой кровью,

И тонет солнце

В собственной крови…

Метнулась чайка,

Ветер нагоняя–

Распятый парусник–

И вдруг потухло небо,

Как будто вовсе не было его.

И там, где прежде висли облака,

Сияют дыры звёзд.

Под ними–

Мерцает бледно пляж

Полоской от купальника на теле

Загара моря…

В сухих каштанах

Ветер задышал,

В порту заныл

Немного запоздало–

Виолончели толстый голос–

Теплоход:

– До завтра, море!

 

* * *

Я в обнимку с тоской

По осенним бульварам гуляю,

И промокшие розы

В холодные руки дарю,

И с осенней тоской

О любви я тоску умоляю,

Комплименты осенние,

Скучные ей говорю.

 

Только барышня эта

О чём-то по листьям гадает,

По увядшим ладошкам

С прожилками давних обид,

И дождями осенними

Часто с надрывом рыдает,

И в осеннее небо

С тоской неземною глядит.

 

Проплывают навстречу

Дома, фонари, переулки.

Проплывают любимые лица,

Но я обречён

На дожди, на тоску,

На осенние эти прогулки–

Я ведь с барышней этой

Зачем-то навек обручён…

       

* * *

Мы, к досаде соседей,

Негромко, тишком,

Но всегда бесконечно

И яростно спорим:

Ты твердишь, что стиральным

Разит порошком,

Я твержу: «После стирки

Бельё пахнет морем!»

 

Разбивая наш плот

В одинокие щепки,

В клочьях пены кипит,

Поднимаясь, вода,

А вокруг на веревках

Расселись прищепки,

Словно ласточки вечером

На провода.

 

А потом мы бельё

Не спеша выжимаем,

И расходятся медленно

Споров круги.

Целый день, целый век

Мы над ванной играем

Очень сложную пьесу

В четыре руки…

 

* * *

Слякотный вечер.

Зашли в церквушку.

Робко мерцают

глазки-свечечки.

Сгоревшими фитильками

проползают старушки,

Мелко крестясь

в надтреснутые плечики.

Шорохи,

шёпоты, голоса

Сквозняком

оседают вдоль стен,

И, словно озябший,

корчится Сам–

Растерзанный

на кресте.

На улице ветер

ерошит деревья бумажно,

И небо дышит холодом,

как норвежский дракон,

А здесь – духота:

оплывают влажно

Глаза

с серебряных пятен икон…

Забормотали,

тихонько запели.

Но вот уже

хором вспучило купола,

И полетели

к неведомой цели

Невесомые

пудовые колокола…

 

Вечер выветривал

запах ладана,

А мне было как-то

не по себе:

А вдруг Он услышал

прозвучавший негаданно

Мой тихий голос

в общей мольбе?.. 

 

* * *

На шее мальчишки – серебряный крест–

Но разве крестом привлекают невест?

 

Послушай, пацан, если вера пуста,–

Зачем ты суёшь под футболку Христа?

 

«Серебряный»… Бог был истерзан и бос.

Спина проросла частоколом заноз.

 

И  крест – деревянный был,

Грубый, простой…

Он – шёл…

И шатало

Вместе с крестом.

 

Дорога плыла

под дрожащей  ногой…

Шаг…

Ещё один…

И другой…

 

А солнце разинуло красную пасть,

И не было сил ни дойти, ни упасть...

 

И разве он знал, что в конце пути

Будет распят у тебя на груди?


                     
* * *

Я смотрю, как вдали, в перекрестье куста,

Коченеет река под распятьем моста.

Я вернулся в декабрь, в гололедицы воск,

Как младенец, во чрево по имени Омск.

 

Блудный сын и его нерадивая мать…

Друг на друга нам, в общем, давно наплевать,

Но объятья твои – светофоров кольцо,

Мне сжимают до крика, до крови лицо.

 

Город мой, я вернулся в тебя невзначай.

Фейерверком метельным меня не встречай,

И глухой немотой телефонов не лги–

Дай раздать мне свои и чужие долги.

 

Пусть тебе всё равно – сделай вид, что ты рад,

Я сегодня другими долгами богат,

Но ты канул в мороз, в деревянные сны,

Как языческий бог – в ожиданье весны.

 

И брожу я ночным электрическим днем

В одноцветном безликом убранстве твоём,

И со мной через Омск, через дымный погост

В белом саване вьюга бредёт во весь рост.

 

И вокруг – никого, ни огней, ни людей,

Только сыплется снег в глубину площадей,

И я тоже,  бездомной снежинкой кружа,

Поднимаюсь над каменным лбом Иртыша…

 

Просыпайся, мой город!  Я скоро вернусь,

Как на праздник, в весеннюю талую грусть,

И всё то, что я должен другим городам,

Я твоим площадям и проспектам раздам!

 

* * *

Луна – ты рыба.

Медленно и молча

Несёт тебя в себе

Теченье ночи.

Всегда в одном и том же направленье.

Из века в век.

До Страшного суда.

 

Внизу к воде

Приклеены суда.

Там ловят рыбу

Споро и умело.

И лишь твоё чешуйчатое тело

Скользит сквозь невода.

 

Но будет день последний

И тогда

Тебя внесёт

В распахнутые сети.

И мы поймём–

Наказанные дети–

Кто рыбаки,

Кто рыба,

Кто вода…


              
* * *

Если моё непутёвое прошлое

Птицей обид над тобой закружит,

Вспомни, пожалуйста, вспомни хорошее,

Проклинать меня не спеши…

 

Если в хмельные ударюсь дебоши я,

Ночи и дни распылю в кутежи,

Вспомни, пожалуйста, вспомни хорошее,

Отрезвлять меня не спеши…

 

Если, обманутый зимней порошею,

Молча прильну я к коленям чужим,

Вспомни, пожалуйста, вспомни хорошее,

Окликать меня не спеши…

 

Если останусь лежать, всеми брошенный,

Пусто, на тысячи вёрст ни души,

Вспомни, пожалуйста, вспомни хорошее.

Поднимать меня не спеши…

 

Даже когда дней постылое крошево

Перечеркнут сверху вниз этажи…

Вспомни, пожалуйста, вспомни хорошее.

Забывать меня не спеши…

 

* * *

Я, может быть, скоро уеду

В неясную, звёздную даль…

Но рыскнут по санному следу,

Как волки, тоска и печаль.

 

Настигнут меня по дороге,

Пристроятся возле саней…

Тоска и печаль – недотроги

Унылых и горестных дней.

 

Бегите за мною, спешите,

Усталого сердца зверьё!

Ложится на санные нити

Сырого тумана бельё.

 

Казалось мне – скоро увижу

Ту даль, что во снах так близка!

Но даль за туманом не ближе,

А ближе – печаль и тоска.

 

К чему же тогда торопиться,

Коней загонять по пути?

Напиться. Влюбиться. Забыться.

Зверей приласкать на груди.

 

Дурной сон

На троллейбусной остановке,

Рано утром, по мартовским лужам,

В телогрейке, замызганной шапке,

Торопливо калека скребёт.

Не старик, но безногие годы

Обметали сухую щетину,

Под хмельком. Заунывно тележка,

Причитая, по-бабьи поёт…

Расстучалась капель бесшабашно,

Твои губы шевелятся мягко–

Ты поёшь, а, быть может, считаешь,

Подпирают тебя каблуки.

И калека заслушался тоже.

И троллейбус заслушался тоже…

Я очнулся, услышав внезапно:

– Ну-ка, братка, давай, помоги…

Фиолетово-белый троллейбус–

Терпеливо открытые двери…

Ты на ухо мне шепчешь небрежно:

– Он же грязный какой, посмотри…

И с наколкой к тому же. И пьяный.

Сразу видно: свинья-алкоголик…

Ну, как знаешь! – и губы поджала,

И калека сидит у двери…

Может,  ждёт? Только я отвернулся.

Не поверите – я отвернулся!

Преспокойно достал сигарету,

Выжидая троллейбусный гул,

Но не выдержал я – оглянулся,

И с калекой столкнулся глазами–

Были мы одинаковы ростом,

Он мне весело вдруг подмигнул…

Величаво отчалил троллейбус

И растаял в серебряном марте.

Ты смеялась, стуча каблуками,

Разлетался капельный узор…

Где-то ехал безногий калека

На троллейбусе в дальние дали,

И, катая пустую тележку,

Навсегда увозил мой позор…

 

* * *

Жизнь летит, а мы с тобой – просто пассажиры,

Забрели в пустой вагон, едем, не качает.

Интересно, что поймём, годы растранжирив?

На конечной остановке,  как нас повстречают?

 

На двоих одно купе – много или мало?

Долог, короток ли путь – никаких известий.

Заблудился  проводник – нерадивый малый,

Не проверил наш билет, вот и едем вместе.

 

Все вагоны, все места – случай, лотерея.

Там кому-то повезло, тот остался с носом,

С каждым годом этот поезд мчится всё быстрее.

Прыгать страшно – угодишь прямо под колёса.

 

Ладно, едем! Пусть летит нам в лицо дорога,

Лотереи иногда выигрыш даруют!

За удачу, мужики, не судите строго–

На конечной остановке всех рассортируют…


                           
* * *

Надоело спорить и бороться.

Здесь внутри непуганый покой–

Тёплый край души моей колодца

Осторожно бьётся под рукой…

Эх, колодец! Чистая водичка!

Хочешь – пей. А хочешь – постирай.

Можно просто к срубу прислониться,

И смотреть, вздыхая, через край…

Я смотрю и жутко мне порою–

Что внизу – сам чёрт его поймет,

Может слава древнего героя,

Может – труп. Или холодный лед…

Ничего там в темноте не видно,

Эх, душа, – загадка ты моя!

Но одно окажется обидным–

Вдруг там вовсе нету ничего…

 

* * *

Послушай, любимая, как я умру,

Не надо заранее плакать.

Умру я не в холод, умру не в жару–

В самую слякоть.

 

Я верю своей непутёвой судьбе,

Стылой осенью, меж полями,

Буду я сбит по дороге к тебе

Пьяными «жигулями».

 

Две русские бабы найдут поутру

Меня на раскисшей дороге...

И, если случится, не сразу умру–

Вспомню о Боге.

 

И я попрошу перед самым концом–

Пускай будет песня допета!

Мне осень-невеста омоет лицо,

Укроет рассветом...

 

И  песню мою на поминках моих

Затянет хор местных и пришлых.

Прости, моя песня была для двоих,

А видишь, как вышло…

 


Это интересно!

Николай Довгай

Ну, как передать словами, стихи

Виктор Иванов

По русским прелым вызревшим лесам, стихи

Александр Костюнтин

Сплетение душ, повесть-хроника


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования