Николай Ганебных

Стихи стареют. Увядает плоть


 

* * *

Стихи стареют. Увядает плоть.

Ветшает разворот старинной книги.

Они, на нас отбрасывая блики,

На времени уходят эшафот.

 

Как пережить седого старика,

Что их бормочет, вполовину помня?

Слова в стихах ему, седому, ровня,

Текут, как будто времени река.

 

Их держит ненадежная рука.

Но вот приходит в темной маске гений,

Страницы он порвет без сожалений,

 

В безумной мысли

превзойти

века.

 

Они стареют. Им дано стареть

Как тициановской

божественной картине.

 

Но их читают вновь в Ерусалиме.

И

над толпой

гудит

богов

густая

медь.

  

* * *

Пахучей сладкой земляникой,

Малиной красной вновь и вновь,

Густым огнем, а не безликой

Водою пресной ходит кровь.

 

Мне слов не хочется бумажных.

Я вижу, соком земляник

Какой-то вновь глупец отважный

К кусту колючему приник

 

* * *

Сносили вдоль дороги гаражи…

На свет полезли, как грибная поросль,

То шляпками впритык, то порознь,

Не вещи, а былого миражи:

 

Едва живой, в проплешинах, диван,

Часы с навеки съехавшей кукушкой,

Кастрюли, рваные кроссовки и игрушки -

Дышать мешавший разномастный хлам.

 

Лежала граммофонная пластинка.

По трепетной душе ее нагой,

Сломав на две ненужных половинки,

Уже прошлись тяжелою ногой.

 

Припомнил едкий запах нафталина,

Когда переселял я стариков.

Как снял с окна поблекшие гардины -

Прибежище домашних пауков.

 

Торопит сын, волнуется невестка,

А переезд, он - что большой пожар.

Мы выбросили низенькое кресло -

Не сбудешь с рук неходовой товар.

 

Я видел боль в глазах отца и мамы,

Когда жилищный утрясал вопрос.

А в довершение житейской драмы

Без вести сгинул старый папин пес…

 

* * *

Остались на сырой лесной дороге

Следы подков. Как их впечатал конь!

Без края тишь, лишь на ветвях сороки,

Да этот конь, горячий как огонь.

 

Лихой наездник, молодой романтик

Из той деревни, что невдалеке,

Русоголовый синеглазый мальчик

Поутру, на лихом коне, к реке…-

 

О, господи!.. - и рвется крик из глотки,

Вот это жизнь, ее бы для меня!

Чтобы мальчишкой, чтоб Петров был Водкин

Чтобы «Купанье красного коня»!

 

Последний, может, уголок в России,

Где до любой звезды недалеко,

Где солнце жжет, взахлеб дожди косые,

Где каждый день парное молоко…

 

* * *

Попу гармошка ни к чему,

Ему с кадилом весело,

А я гармошку растяну,

Чего ты нос повесила?

 

Поп, он уже немолодой,

И так усердно крестится,

Что за седою бородой

Черт сроду не уместится.

 

А у меня голодный черт

На сковородке крутится,

Черт часто за душу берет

В весеннюю распутицу,

 

Ты подпеваешь мне весной

У дуба за за околицей,

И нас венчает дух лесной

Да ручеечка звонница.

 

* * *

Своих стихов не продаю пока,

Но, может, купите какие вещи?

В них можно выглядеть намного хлеще,

Чем в Риме, в День Святого Дурака.

 

Не обойдите взглядом пиджачка

С пустым, наружу вылезшим карманом.

Как видите, хожу не в слишком рваном,

Продать едва ль поднимется рука!

 

Почти что новый, удивительная вещь!

А вот, взгляните, может быть, ботинки?

Подошвы разошлись на половинки,

Но можно двигаться, коль чуточку беречь.

 

Стихи же раздаю бесплатно, так.

Доволен тем, что их друзья читают.

Они нужны вам, как я полагаю,

Как хлеб и воздух. Что мне ваш пятак!

 

Поэтому я и пишу стихи,

В блаженных чувствах, и зимой и летом,

Чтоб исполнять предназначение поэта

Молиться за соседские грехи.

 

* * *

Не бывает лучше красоты!

Это может только мне присниться,

Как, расправив длинные хвосты,

Вверх взлетают розовые птицы.

 

Мама, может, я к утру вернусь.

Мама, встречу у запруды Ленку.

Мама, я от счастья задохнусь,

Упаду и разобью коленки

 

* * *

Люблю кипрей, люблю его цветы

Они растут за гранью огорода,

Вздымая вверх пушистые хвосты,

И оглушая диким гулом меда.

Здесь сотни лет уже кипрей живет!

И зарослям медовым не кончаться,

В нас верит и для нас рождает мед

Земля, что так не любит святотатцев.

 

Три стихотворения

I

Снег прошлогодний не просите у меня.

Я не верну вам ни одной снежинки.

Ни капельки, ни крохотной дождинки

В глухую Лету канувшего дня.

 

Зря вы решили, что я так силен,

Что возвращаю прошлого картины.

Не оживлю я даже половины

Уже поблекших в памяти имен.

 

Чтоб ненароком прошлое вернуть,

Смиритесь с тем, что все должно случиться,

И станьте голою ступней на половицу,

Побольше воздуха втяните в грудь...

 

II

Рука волшебника, наверно, у меня.

Едва коснись, она преображает

Вот эту чашку с недопитым чаем

В горячего арабского коня.

 

Она вернет разбитое стекло,

Она доскажет, что уже забыто,

Доступны ей иероглифы иврита,

И, может быть, хароново весло...

 

Но не проси ее преобразить

Предательство - в любовь и в мудрость тупость,

А если совершит такую глупость,

Ей стоит, право, пальцы обрубить.

 

III

Кричать в толпе на площади большой

Бессмысленно, тебя никто не слышит.

Ты говори, когда заснули мыши,

Шепчи чуть слышно в комнате пустой,

 

И вот, когда твой голос как набат,

Старайся говорить как можно тише.

Какую правду только люди слышат?

Ту, что им с чистым сердцем говорят.

 

Родная речь

Недвижен дом. И залипает мир,

и движется последними толчками,

и ни озоновых на свете дыр,

ни Гималаев нет перед глазами.

 

Я понимаю, это не меня

кричат в глухую заполночь с экрана.

И только на стене теперь родня,

и тянет тихо холодом из крана.

 

Не жгу я в доме поминальных свеч,

и у жены печальная улыбка.

Но Ты, язык, привык меня беречь -

Ты - золотая в моем доме рыбка.

 

* * *

Вы, может, слышали немного про лабаз?

А посмотрите, это вот лабазник.

Вы правы, это настоящий праздник.

Цветы, как будто людям напоказ.

 

Но где цветет? Там, где поля пусты,

у речки, у крутого поворота,

где сухостой. Мне подойти охота

и окунуться в пенные цветы.

 

А про лабаз узнайте у отца.

Да что, в конце концов, взгляните в книги!

Пусть про лабаз здесь будет для интриги,

чтобы душа вдруг полыхнула в вас.

 

* * *

Вчера во двор забрел бездомный пес

с печальными голодными глазами.

Умел, наверно, задал бы вопрос,

а мы-то не бездомные ли сами?

 

Он о хозяине хотел бы рассказать,

как проводил его в последнюю дорогу.

Ты пожалей его, сказала мать,

пускай живет, уж так угодно Богу.

 

Бездомный ты, коль некого любить,

когда ты воешь, а тебя не слышат,

а дома ты баклуши можешь бить -

и этому порадуются мыши.

 

Послушай, пес, береза под окном

другому, знаю, ценность небольшая,

в Париже он себе отгрохал дом...

Таких бездомных я не уважаю.

 

* * *

Погадай, цыганка, мне,

Расскажи о счастье,

Я примчался на коне,

На душе ненастье.

 

Бесконечный дождик льет,

Долгая дорога,

Лютый холод душу бьет,

Погадай немного.

 

Погадай-ка мне, сестра,

Милая сестрица,

Погадай, пусть у костра

Дождь угомонится.

 

Я тебе по крови брат,

Жаркий и смуглявый,

Пусть дрова в костре горят,

Погадай мне, право!

 

* * *

Красотка, поедем кататься,

Мне ветер над парусом люб,

Хочу я губами касаться

Твоих обжигающих губ.

 

Пусть солнце горячее светит,

За валом вздымается вал,

Я знаю, есть счастье на свете,

Давно я его ожидал.

 

Вчера мне цыганка гадала,

Сказала, что в этом челне

Она мою смерть увидала,

Но в это не верится мне.

 

Не верю в твою я измену,

Клянись, что ты предана мне.

Шампанского белую пену

Я вижу на зыбкой волне.

 

Красотка, поедем кататься,

Мне ветер над парусом люб,

Хочу я губами касаться

Твоих обжигающих губ.

 

* * *

Мне глаза слепила вьюга,

Снег садился на усы.

Рядом верная подруга,

Нет смешливей егозы.

 

Ей по нраву сильный ветер,

Бег коней, пушистый снег,

Будет вечер тих и светел,

Скоро выдастся ночлег.

 

Мне ее по нраву песни,

Жар струится по крови,

Жить в суровой снежной бездне

Невозможно без любви!

 

Семья

Еще они крепки -

пускай неразбериха,-

на эти две руки

грузи любое лихо.

 

Семь пальцев - это я,

а три - жена и дети?

За все в ответе я,

что ни случись на свете.

 

Чувств нежных не тая,

скажу, жены заслуга,

что вместе мы семья -

опора друг для друга.

 


Это интересно!

Николай Довгай

Закат, стихи

Владимир Кучеренко

Из Гёте, стихи

Павел Галашевский

Приходите, посмотрите, очерк


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования