Владимир Спектор

На Красной площади - "музыка вождей"

 


На Красной площади в Луганске нет кремлёвских дворцов, зато есть – «Музыка вождей, или хроника одной подворотни». Так называется книга, автор которой – известный московский музыкант и литератор Виктор Липов, приезжая на лето в родной Луганск, живёт в одном из домов местной Красной площади, изумляя этим адресом московских друзей и родственников.


 

От Москвы до города Салтийо

В 1948 году пришедший с войны отец вручил 10-летнему Вите скрипку, а вместе с ней – надежду на жизнь, в которой главной движущей силой была бы музыка, а не уличные драки или заводские будни. Хотя тепловозостроительный завод, на котором работал, отец любил. Но музыку любил ещё больше. И передал своё отношение к ней сыну, который, окончив школу, Луганское училище и Харьковскую консерваторию, стал профессиональным музыкантом, в чьих руках скрипка и сегодня поёт и плачет, как живая.

 

В.Л.: Учителя, а среди них были прекрасные преподаватели, такие как Сергей Васильев, Михаил Цукерман, Николай Юхновский, привили мне главные качества – умение трудиться и серьёзное отношение к музыке и профессии. У нас была и пока остаётся одна из лучших школ в мире. Причём, это касается не только музыки. Очень важно, чтобы с детства человек слышал не только дискотечные шлягеры, но и классические произведения, фольклор. В этом – элемент воспитания души. И это не является каким-то открытием. Это было в советские времена, о которых можно говорить много плохого, но и немало хорошего. Это есть, к примеру, в нынешней Германии, где вечерние мессы приходят слушать много молодых людей. А звучат там – Гайдн, Бах, Бетховен…

 

В.С.: Виктор Александрович может судить о том, что слушают в разных странах мира, исходя из собственного опыта, ибо не только весь Советский Союз объездил с гастролями, представляя Волгоградскую, а затем Луганскую филармонии. Удалось ему поработать в Германии и в Мексике. И ещё в десятке стран побывал с концертами.

Самое яркое впечатление осталось от работы в Мексике:

 

В.Л.: По одному из последних контрактов советского министерства культуры я попал в качестве профессора в «Высшую школу музыки» города Салтийо в штате Куаила. Авторитет советских музыкантов и преподавателей был просто непререкаемый. Кстати, рядом с нами жили физики, химики и агрономы из нашей страны, которые тоже передавали местным учащимся свои знания и опыт. Воспоминания о Мексике остались самые светлые. Такие же, как у нас доброжелательные, гостеприимные люди. Но порядка, на мой взгляд, там больше. Когда мы приехали, мэр города пообещал построить для нас коттеджи, и через месяц мы вселились в новенькие домики. Вспоминаю забавный случай.

Перед входными воротами мы увидели удава. Он лежал спокойно, но опасения от этого как-то не уменьшались. Мы позвонили в полицию, нам ответили, что сейчас приедут и разберутся. Мы расселись во дворике в ожидании полисменов, разглядывая яркое южное небо. В это время (а уже темнело) во двор вошёл припоздавший коллега, который задержался на работе. Вошёл и в сердцах сказал: «Ну, что мы за народ такой неорганизованный, не успели въехать в коттеджи, как уже перед входом кто-то шланг поливальный бросил. Прямо, как у себя дома, никакого порядка!»

Слава Богу, порядок не был нарушен, а приехавшие полицейские успокоили нас, что удав маленький и не опасный, но, всё же, увезли его с собой. А мы увезли с собой домой воспоминания о Мексике, о бесчисленных концертах, о благодарных учениках, с которыми переписываюсь и по сей день.

А в Германии я служил в ансамбле группы советских войск. Это был прекрасный оркестр, достойно конкурировавший со знаменитым ансамблем имени Александрова. Там мне довелось пообщаться с самим Генеральным секретарём Политбюро Леонидом Брежневым. Во время правительственного концерта случилось короткое замыкание, и зал на минуту погрузился во тьму. Когда свет зажгли, мы увидели, что несколько генералов, окружив Брежнева, который сидел в шестом ряду, прикрывали его телами на случай покушения. Но ничего такого не было.

После концерта он подошёл к музыкантам и поблагодарил за мастерство. Это был 1975-й год, и выглядел он нормально. Это потом его «зализали», и он стал косноязычным героем анекдотов. Много потом думал, вот если б ушёл он вовремя, как бы изменилась жизнь страны. Да и каждого из нас?

 

“Весняні голоси” луганських звезд  

В 1968 году тогдашний директор луганской областной филармонии Виктор Шистко сказал мне: «Ну, хватит гастролировать с чужими оркестрами, возвращайся домой. Мы тебя ждём». И я вернулся в Луганск, где собралась компания великолепных музыкантов. Лев Ставицкий, Джульетта Якубович, Вера Андрияненко, Пётр Шаповалов, Владимир Савченко, Людмила Манасян, Людмила Колесникова… В этой же филармонии – Галина Мурзай, Юрий Богатиков, чуть позже – Валерий Леонтьев. Действительно, все звёзды. Огромная благодарность – незабвенному Виктору Шистко, это он заложил основы того, что позволяет луганской филармонии уже многие годы быть одной из лучших, а симфоническому оркестру под руководством Курта Шмида гастролировать по Европе, собирая восторженные отзывы публики и специалистов.

С программой «Весняні голоси» мы объездили не только всю Украину, но и многие республики бывшего СССР. Сегодня, знаю, на луганской сцене появляются талантливые ученики тех, с кем мне пришлось выступать. Значит, связь поколений не прервалась.

Я тоже с удовольствием преподавал и в школе, и в музыкальном училище, и в педагогическом институте. Многие мои ученики стали профессиональными музыкантами. Но один – настоящей звёздой. Это заслуженный артист, лауреат многих конкурсов, профессор московской консерватории альтист Юрий Тканов. 

Я встретился с ним в 1977 году, когда работал преподавателем по классу скрипки, альта и камерного оркестра в музыкальном училище. С первых занятий было видно, что талант у парня феноменальный. Уже вскоре к юному дарованию стали присматриваться авторитетные педагоги из лучших консерваторий страны. Он выбрал Московскую, которую и окончил по классу прославленного Фёдора Дружинина. Потом были победы на конкурсах, в том числе, в Италии, выступления в лучших концертных залах мира.

Юрий Тканов не порывает связей и с малой родиной – Луганском, где начиналась его музыкальная карьера. Он – член Московской ассоциации «Лугань», часто выступает перед земляками.

А не так давно к числу его наград прибавился орден имени Владимира Даля, Казака Луганского.

Хочу несколько слов сказать и об  альте, который в эпоху Барокко, пять веков назад, под звучным и романтичным названием Виол-д-амур был главным концертирующим инструментом. Но затем на смену лирично-меланхоличному неторопливому инструменту пришла яркая, более выразительная «царица музыки» - скрипка. Скромный трудяга-альт надолго отошёл на второй план. И только во второй половине прошлого столетия красивый, задушевный тембр альта стал снова востребован. Вадим Борисовский, Фёдор Дружинин, Юрий Башмет, Юрий Тканов – их талант способствовал новой популярности альта.

В.С.: Добавим к их славным именам и Виктора Липова, который, живя последние годы в Москве, к концертной и педагогической деятельности добавил занятия литературой. Одна за другой у него вышли несколько книг прозы, причём повесть «Музыка вождей или хроника одной подворотни»  стала популярной и в Москве, и в Украине. Подписывает свои книги автор, ставший уже членом Международного сообщества писательских союзов, как Виктор Добродий. Интересно, почему?

 

Доброе слово добродия

В.Л.:  Добродий – украинское слово, означает добрый человек. Наверное, в этом – мои украинские корни, ведь мои предки – казаки, и любовь к отчизне для меня – не пустые слова. Я не зря каждый год приезжаю в Луганск – не могу иначе, тянет в родные места. Хожу по знакомым улицам, выезжаю к берегам Донца, встречаюсь с дорогими мне людьми.

Да и в Москве общаюсь с членами Луганского землячества. Среди них и люди известные, такие как космонавт Владимир Ляхов, писатель Ольга Холошенко, уже упоминавшийся Юрий Тканов… Устраиваем концерты, творческие встречи, стараемся помогать друг другу и приезжающим землякам.

А литература для меня не хобби, а просто одно из призваний. Я пишу с молодости, но издаваться не спешил. Зато сейчас книги выходят и, надеюсь, будут выходить. Я готовлю к изданию роман, в который войдут размышления и переживания о том, что мне довелось увидеть своими глазами. Там будут и американские впечатления, и воспоминания о 91-м годе, ведь я был числе тех, кто был в те дни у Белого дома. Многое пришлось переосмыслить, было всё – и разочарования, и прозрения. Наверное, в прежние времена эта книга была бы антисоветской. Сегодня – просто литература, которую кто-то прочтёт и вместе со мною задумается о прошедшем и настоящем.

В.С.: А что писатель Добродий находит в настоящем, в котором Россия и Украина делят газ и трубы, укрепляют пограничные посты, а не дружеские отношения и вообще иногда говорят на языках, которые трудно понять?

В.Л.: Да, огорчительно, когда для того, чтобы друг друга понять, нужно ехать в Москву с переводчиком. Но, я думаю, история – дама мудрая, и она поможет нашим странам обрести взаимопонимание. Ведь народы-то, действительно, братья. И потому неприемлемы, как национальное чванство, так и экономическое давление. Бизнес, конечно, есть бизнес, но нельзя забывать о тысячелетней истории, о традициях и культурном наследии.

Причём, обратите внимание, у большинства простых людей проблем взаимопонимания, практически, нет. Это политики всё что-то делят, выгадывают, доказывают себе и всем правоту собственных заблуждений.

Для нашей семьи проблемы мира и добрососедства стоят особенно остро. Так случилось, что моя дочь Вика уже 10 лет живёт в Ливане, и недавние военные действия, конечно, отразились и на её судьбе. Она не приехала в Москву, а с семьёй была в это время в горной друзской деревне.

Мы очень переживали, каждый день ждали вестей. Отсюда трудно судить, кто прав, кто виноват. Люди стали заложниками политических амбиций и религиозной нетерпимости. Я думаю, надо идти навстречу друг другу в любой ситуации, искать компромисс, беречь жизнь не только свою, но и тех, кто рядом с тобой. А в любом конфликте всегда страдают обе стороны. Причём, именно мирные жители. В общем, если восток Украины – дело тонкое, то Ближний Восток – вдвойне.

Это мнение скрипача и педагога Виктора Липова, писателя Виктора Добродия, «нашего человека» в Москве и москвича, живущего на Красной площади в Луганске. Впрочем, как считает сам Виктор Александрович, главное – не место проживания и не музыка, которая нас окружает. Главное – какая музыка звучит внутри души, и есть ли желание и силы делать добро из зла. Ведь больше его, как известно, делать не из чего.

 


Это интересно!

Николай Довгай

По ту сторону, фантастический рассказ

Николай Ганебных

С дядей Федей у забора, стихи

Марат Конуров

Камни очищения, рассказ


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования