Владимир Спектор

Краткая история бестселлера по-украински


 

Резонный вопрос – какая связь между автором романа, изданного в Англии, ставшего лауреатом премии Вудхауз и вошедшего в десятку наиболее популярных книг Европы прошлого года, и провинциальным Луганском? Оказывается, связь самая непосредственная, ибо родители автора книги «Краткая история тракторов по-украински» Марины Левицки до войны жили именно в Луганске. А потом…

       

Победить – значит выжить…

Они

Выжили в той страшной войне, две сестры Очеретько, Оксана и Галина, дочери знаменитого подполковника Митрофана Очеретько, стоявшего у истоков Украинской армии, Георгиевского кавалера, чьё имя после 1929 года страшно было произносить вслух. Ведь он был тогда расстрелян, как бандит и враг Советской власти. Но не зря говорят – всё меняется, и сегодня о Митрофане Михайловиче пишут книги, а сам он, человек храбрый и не изменивший своим принципам, занял почётное геройское место в истории Украины.

Но вернёмся к его дочерям. Оксана вышла замуж за влюблённого в кино Александра Скорченко, который, пройдя войну, где стал инвалидом, всю дальнейшую жизнь руководил киностудией в Луганске. Мужем Галины стал Пётр Левицкий, талантливый инженер, работавший и в авиационной промышленности, и в тракторостроении (вот они, истоки истории тракторов). Кстати, отец Петра, Алексей Левицкий, был ректором Полтавского учительского института, и даже недолгое время министром образования при Директории.

Война разлучила сестёр навсегда. Галина с маленькой дочкой была вывезена на работу в Германию. В лагере (чудеса бывают!) встретилась с мужем. Пройдя сквозь мучения и унижения, после окончания войны они смогли выехать не на Родину, где их, по всей вероятности, ждали новые, теперь уже сибирские лагеря, а в Англию. Помогло то, что в паспорте Галины местом рождения была обозначена Галиция, принадлежавшая одно время Польше.

Почти 60 лет сёстры и их семьи не имели никаких вестей друг о друге. Иметь родственников за границей в Советском Союзе было не менее опасно,  чем гремучую змею под боком. И потому о поисках родных не было и речи. В Англии за это время появилась на свет ещё одна девочка Марина, а в Луганске – её двоюродный брат Юрий. Только в 2004 году интернетовский запрос Марины (уже успевшей написать и издать свою «тракторно-семейную» сагу) был замечен ещё одной родственницей – Ольгой Очеретько, жившей к тому времени в Израильском Ашдоде (как изумлён  был бы дедушка Митрофан, узнав об этом!).

Марина попросила откликнуться всех, кто что-нибудь знает о судьбах представителей семей Очеретько-Левицких. Интернет оправдал ожидания, и англичане с украинскими корнями (Галины, увы, к тому времени уже не было среди них) узнали, что в Луганске живёт и здравствует тётя Оксана с сыном Юрием, которые уже, откровенно говоря, потеряли надежду узнать что-либо об исчезнувших в войну родственниках.

Победить – значит выжить – именно так говорит в романе старшая сестра, вобравшая в свою судьбу ужас трудового лагеря, (и от этого ставшая более замкнутой, жёсткой, прагматичной) младшей, рождённой уже после войны. Они победили. Но это была, воистину, победа со слезами на глазах.

 

В романе как в жизни

Очень любопытно нам, живущим в Украине, познавать жизнь бывших земляков на новой Родине (бывает ли такое?). Нет, они и в Англии, решая бытовые и профессиональные проблемы, нет-нет, и вспоминают о стране, где Днепр и Чернобыль, Донбасс и Карпаты, Слобожанщина и Полесье создают неповторимое сочетанье (порой, и не сочетающееся), которое невозможно забыть, которое манит своим прошлым и настоящим, озадачивает будущим.

«Мама (Галина) знала, что такое идеология и что такое голод. Когда ей был 21 год, Сталин решил, что голод можно использовать, как политическое оружие против украинских кулаков. Она знала – и это знание никогда не покидало её все 50 лет жизни в Англии, а затем проникло в сердца её детей, что за ломящимися полками и изобильными прилавками по-прежнему рыщет голод – скелет с вытаращенными глазами, только и ждёт подходящего момента, чтобы сцапать тебя, едва зазеваешься. Сцапать и запихнуть в поезд, или бросить на телегу, или загнать в толпу беженцев и отправить в очередное путешествие с неизменной станцией назначения – смерть.

За пятьдесят лет экономии, консервирования, стряпни и шитья она приготовила для голода ответный удар и по ночам чувствовала себя в безопасности, поскольку могла отдать всё это в дар своим детям – в случае, если голод всё же нагрянет».

Согласитесь, достаточно необычное мироощущение для жителя благополучной Англии. Но так устроена наша память, что хранит не только хорошее, но и плохое. И потому о страшных событиях начала 30-х годов в Украине говорят не только украинские парламентарии, но и герои книги, изданной в Лондоне:

«Мама говорила, что целью голодомора было сломить дух народа и заставить его принять коллективизацию. Сталин считал, что крестьянский склад ума, отличавшийся узостью, скупостью и суеверием, будет заменён благородным, товарищеским, пролетарским духом. («Шо за дурь! – говорила мама. – Треба було спасать свою жизнь – от и весь дух. Исты и исты, бо до завтра могло ничого не остаться»).

А вот, как вспоминает то время отец, инженер, всю жизнь писавший историю тракторостроения, но за ней всё равно наблюдавший историю человеческую:

«Каки токо идиоты дорвались до власти! Когда конструкторы предложили заменить громоздкий чотырёхтактный движок маленьким двохтактным бензиновым двигателем, его запретили на том основании, шо переходить з чотырех тактов сразу на два було слишком рыскованно. И розпорядились построить трёхтактный двигатель! Ха-ха!»

Он и о современной Украине говорит достаточно резко: «Сичас наша любима батькивщина у лапах преступников…» На что дочь, прообраз автора книги, замечает:

«У власти всегда стоят одни и те же люди. Они могут называть себя коммунистами, капиталистами или глубоко религиозными людьми, но их единственная цель – удержать власть в своих руках. Всей промышленностью в России сейчас владеют бывшие коммунисты. Вот они-то и есть алчные коммерсанты. А профессионалам из среднего класса приходится тяжелее всего».

Слышать подобное из уст участников отечественных прямоэфирных телепрограмм уже привычно и тривиально, но читать в книге, написанной в Англии, любопытно. Созвучие мыслей полное.

(Кстати, невзирая на эти нелицеприятные строки, книгу перевели на русский язык и издали в России.  Украинских издателей этот роман пока не заинтересовал. Странно, не правда ли?)

 

Жизнь как сюжет для нового романа...

Роман о жизни украинской ветви фамильного дерева Очеретько пока не написан. Хотя Юрий Скорченко, так же, как Марина Левицкая, преподаёт социологию в университете. Не в Оксфорде, как сестра, а в Восточно-украинском национальном, в Луганске. Его мать всю жизнь проработала в управлении геологии, отец снимал документальные фильмы, но не о тракторах, а о тепловозах и их создателях.

А Юрий после армейской службы в Туркменистане (это, как он говорит, отдельная повесть) поступил на исторический факультет педуниверситета. Потом – работа в школе, аспирантура и защита диссертации по теме: «Комсомол Украины – помощник партии в повышении производительности труда шахтёров» (трудно поверить в реальность написанного, но это так). Защищался в Киеве, причём его научным руководителем был известный историк Ярослав Калакура. Была и тема докторской диссертации – тоже связанная с методами повышения производительности труда в шахтёрских коллективах Советского Союза.

Но пришла перестройка, и Юрий Александрович поменял специальность. Говорят, что только единицы способны начать всё с нуля. Он смог. Поступил на юридический факультет университета, который окончил в 1998 году. Говорит, что самым интересным было общение с деканом Лидией Лазор, человеком самобытным и мудрым, умеющим не только рассказать, но и подсказать, как поступить в трудной ситуации.

Потом 4 года работал начальником управления юстиции Артёмовского района в Луганске (вот там он, точно, насобирал много материалов для возможного романа). Приходилось разбираться в самых разных ситуациях – от неуплаты алиментов и невыполнения долговых обязательств до стрельбы по судебным исполнителям.

После «государевой» службы пришло время преподавания – сначала в институте культуры, а потом – в университете, где заведующий кафедрой социологии Борис Нагорный (тоже, кстати, автор оригинальной книги рассказов) создал атмосферу творческого комфорта.

- Мне интересно работать, общаться со студентами, надеюсь, это процесс взаимный, - говорит Юрий Александрович, - думаю, и у Марины ощущения схожие.

В романе – в центре внимания семейная история и конкретная ситуация повторной женитьбы овдовевшего отца героини. Семейная история Скорченко – тема будущего романа. Скажем только, что одна из его дочерей живёт не в Луганске, а в Новой Зеландии. И это тоже примета времени, в котором родственники за рубежом уже – не криминал, а лишь одна из возможностей познать окружающий мир.

 

Вони розмовляють на мови серця

Когда после телефонных разговоров и интенсивной переписки было решено, что Марина с дочкой Соней приедут в гости к украинским родственникам, вопрос о том, на каком языке они будут изъясняться, не возник. Они, как и герои книги, «говорять на мови серця», то есть, причудливой смеси украинского и русского языков, которые в их сознании за 60 лет переплавились в нечто неразъединимое, но понятное. Опять-таки, всё как в окружающей действительности. 

Их пленил Киев монументальностью Крещатика и Майдана Незалежности. Кстати, как отметили гости, европейским оказался не только внешний вид города, но и цены на услуги. Отстаёт пока только уровень жизни.

   Они побывали на Тургеневской, где когда-то жили родители, в Бабьем Яру, который и сегодня страшен, как памятник жестокости. Они гуляли по городу и разговаривали с людьми, и те их понимали. Это была Родина.

Потом поехали в Полтавскую область, в родные места Митрофана Очеретько. Лубны, Дашев, хутор Николаевка, там нашли соседку, которая ещё помнила бравого Георгиевского кавалера, помнила времена раскулачивания, когда поводом для репрессий были наличие швейной машины или хороший урожай яблок в саду… Очеретько не принял Советскую власть, которая лишила его звания, наград, всего, чего он добился верой и правдой. Но в армии УНР под командованием Тютюнника он воевал не против неё, а за Украину. Только, чтобы это понять, нужно было, чтобы сменились несколько поколений. Время не только доктор, но и учитель. Оценки, правда, ставит с опозданием.

Луганск не поразил воображения английских родственников. Но и не разочаровал. Радушие и гостеприимство Донбасской родни, терриконы на горизонте и дача на берегу Донца – всё это было из прежней жизни, которой они не знали наяву, но которая была в них вместе с родительской памятью и ридною мовою серця.

Кстати, о терриконах. Муж Марины Дэвид, который в прошлом году приезжал в Украину по служебным делам, – член правления шахтёрского профсоюза. Он рассказал, что английские шахтёры и сейчас с теплотой вспоминают помощь советских коллег, посылки, которые им присылали в конце 70-х, когда Маргарет Тетчер не дрогнувшей рукой проводила реструктуризацию отрасли. Шахтёрская солидарность дорогого стоит. Правда, в Англии уволенные шахтёры получали солидную компенсацию. Шахтёры Донбасса, узнав, как говорится на своей шкуре, что такое бездумное закрытие шахт, о компенсации и солидарности знают лишь теоретически.

 «Красивая страна, но бедные люди» - эта фраза младшей Левицки – Сони, как бы подвела черту их пребыванию на бывшей Родине. Они прощались, зная, что теперь уже не потеряют друг друга. Сейчас в письмах и телефонных звонках ведут речь о новом визите, новой встрече. Марина пишет новую книгу. О чём она будет? Уже не о тракторах. О людях, о том, как не просто выжить, найти общий язык, не забывая при этом мову серця.

В жизни бывает всякое, но не каждому достаётся. С этим согласен и Юрий Скорченко, который со своей матерью, урождённой Оксаной Очеретько, перечитывает изданный в Лондоне роман, находя в нём отголоски собственной судьбы. Кто знает, может быть, появится и украинское продолжение английского бестселлера.

 


Это интересно!

Николай Довгай

Записки Огурцова, фантастический рассказ

Михаил Черный

Мама мия!!! стихи

Владимир Кучеренко

Из Гёте, стихи


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования