Наталия Уралова

И Пушкин падает

 

Пушкин


 

- И Пушкин падает в голубоватый, колючий снег..., - произнесла Татьяна Ивановна и испугалась.

«Что это?.. Откуда?..  А что  дальше?..» -  молнией пронеслись в голове у нее вопросы,

и вдруг она неожиданно для себя продолжила  как будто на автомате:

-  Он знает: здесь конец. Недаром в кровь его влетел крылатый, безжалостный и жалящий свинец. Кровь на рубахе, полость меховая откинута…»

Женщина  дочитала до конца и замолкла в изумлении. Никогда прежде она за собой такого не замечала…

Шел обычный школьный урок  в 9 классе. Учительница литературы Татьяна Ивановна рассказывала о трагической судьбе великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Взволнованно говорила об обстоятельствах, послуживших поводом к дуэли, о любимце высшего общества Дантесе, о первой красавице Петербурга,  фрейлине императрицы,  Наталье Гончаровой… Все как всегда.

Когда повествование дошло до  дуэли, Татьяна Ивановна вдруг  умолкла  на несколько секунд  и… с драматическими вибрациями в голосе начала читать стихи.

Это было совершенно не понятно для нее!  Она не знала,  ни  что это за стихи, ни кто  автор…  Не ведала,  откуда она их взяла и  каким образом они всплывали в ее памяти строчка за строчкой…

 

- Прямо мистика какая-то! – произнесла  здравомыслящая Татьяна Ивановна, складывая после урока  тетрадки  в дипломат  и  вспоминая  совершенно необъяснимый факт. Всю дорогу до дома она пыталась хоть как-то осмыслить  эту  неправдоподобную историю, но ничего разумного в голову не приходило.

Дома  учительница перебрала все свои архивы с  институтскими лекциями, методическую литературу, конспекты уроков, но ничего похожего на то стихотворение не откопала.

- Неужели я сошла сума? - подумала  женщина и посмотрелась в зеркало: в глазах плавала тревога, но никаких других перемен в себе  она не обнаружила.

 

Встретив у подъезда свою  знакомую, продавщицу из местного магазина, и поговорив о том и сем, Татьяна  поведала ей  о  таинственном происшествии, случившемся на уроке.

- Маш, как ты думаешь, что это было?

- А какое стихотворение ты читала? – с тревогой в голосе задала вопрос подруга.

- И Пушкин падает в голубоватый, колючий снег. Он знает: здесь конец… - легко вспомнила Татьяна первые строчки.

- Так-так…, - задумалась Мария. – Что-то очень знакомое… и Пушкин  падает?.. – переспросила она и замолчала.

- И ты никогда прежде этого стихотворения не  читала, не слышала, не учила? Вспомни…

- Да нет же!  - почти крикнула Татьяна. – Никогда!

- А  может,  ты  сама сочинила?  Или  тебе кто-то помог… -  предположила собеседница.

- Не говори ерунды,  - взмолилась Татьяна.  – Последний раз я сочиняла лет пятнадцать назад, и это было  поздравление к твоей свадьбе.  И кто мне мог помочь?  Сама подумай….

- А что думать- то! – возразила Мария. – Ты знаешь Катерину из второго подъезда? Так вот,  она стала недавно стихи писать. Да так складно,  как  Ахматова, даже лучше. Ее какой-то журналист  спросил, как она это делает, так Катька ответила, что к ней во сне приходит женщина в черном платье и  читает… потом остается только записать и отнести в  журнал, чтобы напечатали…

- Никто ко мне не приходит ни днем, ни ночью! – рассердилась на подругу Татьяна.

- Послушай, -  произнесла вдруг Маша  в возбуждении, - а может, ты реинкарнация какого-нибудь поэта?

- Какая еще реинкарнация?  - удивилась Татьяна Ивановна.

- Обыкновенная.  Газеты пишут о разных чудесах…  Недавно такой тест в женском журнале проходила:  в прошлой жизни я была индийским рыбаком, сидела на берегу Ганга с удочкой и горя не знала…. А ты могла быть  Данте или Шекспиром… На уроке  к тебе вернулась память, и ты  прочла   стихи…

- Маша, ну о чем ты говоришь? Откуда Данте или Шекспиру было знать о Пушкине? – перебила подругу Татьяна. – Может, мне к врачу сходить? – добавила она с вопросительной интонацией.

 

- Девочки, - выглянула из  окна первого этажа  пожилая женщина,  - Маша! Таня! Извините меня, так уж получилось, но я  невольно услышала ваш разговор.  Вы прямо у меня под окошком расположились.

- Здравствуйте, Маргарита Павловна! -  одновременно откликнулись подруги.

Бывшая учительница, а ныне пенсионерка,  жила в этом доме с самого начала, знала многих соседей по имени-отчеству,  переучив в свое время  всех детей  микрорайона.

- Стихотворение, о котором вы говорите, написал Эдуард Багрицкий - дай Бог памяти- 

в 1924 году,  ко дню гибели Пушкина,  – улыбнулась  соседка.

-  Ой, и как это Вы всё помните, Маргарита Павловна! -  удивилась Мария.

- Как ни помнить, девочки… Уж очень необычная  была история, - задумчиво ответила старая учительница.

- Какая история? – опять вместе спросили подруги.

- Таня, ты помнишь, как мы в 9 классе готовились к Пушкинскому вечеру? Тебе досталась роль Лизы в инсценировке из «Барышни-крестьянки».

- Вроде помню, но как-то  смутно…   А при чем здесь Багрицкий?

- Ничего удивительного, - продолжала Маргарита Павловна. «…и Пушкин падает в голубоватый, колючий снег…»  должна была читать Леночка Матвеева, да только бабушка у нее захворала, и родители отправили девочку в деревню  навестить больную.

А мне очень хотелось, чтобы это стихотворение прозвучало со сцены. Я тебя, Танечка, попросила прочитать его прямо по книжке.

Ребята очень волновались перед выступлением, но  получилось все  хорошо. Лизу ты  артистично играла, несмотря на легкую простуду.  Но когда вышла читать стихотворение…-

- Я совсем этого не помню…. –  нахмурилась Татьяна Ивановна.

- Так бывает, Таня, - закивала головой Маргарита Павловна. –  Вышла  ты без книжки. Я ахнула: «Неужели наизусть!» - «Все нормально - выучила»,-  а сама бледная, собранная, строгая….

 

…И  Пушкин падает в голубоватый

Колючий снег. Он знает - здесь конец...

Недаром в кровь его влетел крылатый,

Безжалостный и жалящий свинец.

Кровь на рубахе... Полость меховая

Откинута. Полозья дребезжат.

Леса и снег и скука путевая,

Возок уносится назад, назад...

 

Маргарита Павловна  продекламировала несколько строк, стараясь подражать той Тане, о которой она сейчас  рассказывала…

- Сначала никто ничего не понял…   Зрители подумали, что это сценический прием.

Тебе хлопали стоя…  Это потом началась суета и суматоха… Побежали  вызывать скорую, заметались в поисках нашатыря… Неужели не помнишь, Танюша!

- Нет, совсем ничего. А что случилось-то?

- С последними строками ты рухнула на сцену, как подкошенная…

 


Это интересно!

Николай Довгай

Маменькин сыночек, рассказ

Виктор Кузнецов

Из жизни приматов, рассказ

Марина Павлова

На сцене, стихи


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования