Ирина Исаева

Верлибр

 

Верлибр


 

Верлибр

Любовница моего отца

Любит ходить по лужам

И запрокидывать голову к солнечным небесам.

 

Любовница моего отца

Носит голубую шляпку

Голубую шляпку носит, которая ей очень к лицу.

 

Ангельские белые локоны

Развеваются на осеннем ветру,

И она идет – такая радостная и такая влюбленная!

 

Любовница моего отца

Улыбается всем прохожим,

А мне улыбнувшись, вздрагивает. Почти незаметно. Почти…

2000

 

* * *

…И, может, нас запомнят зеркала

В твоей унылой маленькой квартире,

Как помнит океан в подлунном мире,

Звезду, достигшую кораллового дна.

 

А через час, а может, через век,

Когда мы поспешим с тобой расстаться,

Пусть будет сквозь туманы отражаться,

Из глубины холодной улыбаться

Печаль твою любивший человек.  

 

Жена

Чтобы стать женою,

Нужно выйти замуж,

А на свадьбу нужен

Белый-белый снег,

И такое ж платье,

И такие ж туфли,

И фата, и чистый-

Чистый человек!

 

Стала я женою,

Но не вышла замуж,

И совсем не белый

У меня наряд.

Мы молчим, обнявшись.

Человек он темный.

За окошком белый,

Белый снегопад.

2003

 

* * *

Со мной простился некто в черном,

И дверь закрылась обреченно.

Всю память выдул мне сквозняк

Под шепоты: пустяк, пустяк.

 

И я живу, смеюсь чему-то

И по утрам встречаю утро,

И по ночам ложусь в кровать…

Не чтобы плакать – чтобы спать.

2000

 

* * *

Приходи ко мне в зимовье,

Приходи – зимовать.

Я тебя своей любовью

Буду звать-величать.

 

Сядем вместе у лучины

Слушать снег-тишину,

Хочешь, я твои кручины

Замолю на луну?

 

Приходи ко мне погреться,

Подремать – зимовать.

Я возьму в ладони сердце –

Голубить, целовать…

1999

 

* * *

За любовью неизбежность смерти.

Г.Г. Маркес

 

Я не знала тебя молодым,

А меня не увидишь ты старой.

Вот и всё – невозможно двоим

Стать счастливыми: поздно и рано.

 

Но любовь не спросила у нас,

Только нашего бога спросила,

И явилась в положенный час –

Вечно юная, чистая сила.

 

Не пытайся ее одолеть,

Чувствуй: сердце становится нежным

Для любви – за которой смерть.

Для любви – что еще неизбежней!

2001

 

* * *

Я мечтаю стать частью

его одиночества

И проснуться в его

межсезонное утро,

Когда ни видеть людей

и ни слышать не хочется,

Когда все беспросветно,

безмолвно, но мудро.

Я хочу стать печалью

его сигаретною,

Дружбой рыжего пса,

что ложится у ног.

Жить не рядом, в судьбе его быть

незаметною,

Но присутствовать в нем –

когда он одинок…

2003

 

* * *

Мелькают дни, как станции метро,

И ничего не происходит – между.

Перед глазами – черное окно,

Как и внутри – ни света, ни надежды.

 

Во мне все та ж высокая печаль,

Что даже в подземелье не остыла.

В вагоне тает голубой февраль.

Мои попутчики ясны необъяснимо.

 

Здесь никому не нужно объяснять,

Зачем любовь во мне зовется болью,

И что никак иначе не назвать

Колодец в сердце, вырытый любовью.

 

Ей – все одно, и остановок нет,

Мне в чтенье Пауло Коэльо не забыться.

В один конец любовь берет билет.

И я смотрю на каменные лица.

 

Куда несется сумрачный  вагон,

Где выходить мне – я еще не знаю.

Колес не умолкает перестон.

Я на плече соседа засыпаю.

2003

 

Целую…

Целую тебя спящую,

На фото и – настоящую,

И будущую, и прошлую,

И грешную, и хорошую…

 

Целую в глаза закрытые,

И в сердце – не мной разбитое,

И в губы – не мне предназначенные,

На ласки другим растраченные.

 

Целую твое одиночество,

Бесслезное Ваше Высочество.

Целую каждую клеточку,

Неверная моя деточка!

 

Целую, целую целую –

Дешевую и бесценную,

На вечность вперед прощенную,

На миг ко мне возвращенную…

2003

 

Женское

Дай мне, Боже, уже не силы,

А ума пережить эту боль!

Я умела страдать красиво,

Восхитительно быть одной,

 

Но со мной приключилась драма

Не для зрителей и цветов…

Я сползаю по стенке (мама!)

С тишиной говорю без слов.

 

Я впадаю в безумье боли:

Все - виновны,  и нужно мстить

Тем, кого я поила собою,

Кто любовью по горло сыт!

 

Больше ни одному человеку

Я не стану смотреть в глаза –

Боль мои опустила веки,

Обратила зрачки назад.

 

…Как мне выиграть эту битву

С обезумевшею собой -

В утешенье прочесть молитву?

Не учила я. Ни одной.Март,

2003

 

* * * 

Всё забудется. Всё забывается.

Первый снег опускается в грязь.

Но сугробами мир одевается –

Значит, снова весна началась…

 

И затянутся раны глубокие

Чистым-чистым лазоревым льдом,

Лягут мысли и фразы жестокие

Мертвой птицей на снег под окном.

 

Все забудется: жаркая Азия,

Страсти, клятвы, предательство, страх,

Белоснежное однообразие

И смиренье застынут в глазах.

 

И уже ни вина и ни мщение

Не тревожат остывших сердец.

Снег-прощение, снег-очищение

Каждым шагом вещает: конец.

2003

 


Это интересно!

Николай Довгай

Ну, как передать словами, стихи

Лидия Комар

Для ненардженої онучки, стихи

Илья Криштул

Смерть подвижника, юмореска


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования