Николай Довгай

Трусливый Гога

продолжение

 

Трусливый Гога, пьесса Николая Довгая, продолжение


 

ГОГА (замечая Шарика) О, глядите, пацаны, собака!

СОФА. Фи, какая гадкая!

ВАЛЕТ. Фу, какая мерзкая!

Пинает Шарика. Шарик взвизгивает и отбегает.

ГОГА (хвастливо) А вот я сейчас как возьму, да как кину в нее камнем...

Поднимает с земли камень и замахивается на Шарика.

ВАЛЕТ. Только смотри, Гога, чтобы с тобой потом не вышло, как с дядей Степой.

ГОГА (опуская руку) С каким еще дядей Степой?

ВАЛЕТ. А с тем, что по базару на костылях ходит.

СОФА. А что с ним вышло?

ВАЛЕТ. Собачка укусила. Он в нее тоже камень кинул – а она его как цапнет за ногу!

ГОГА. Иди ты!

ВАЛЕТ. Точно говорю!

ГОГА. И что?

ВАЛЕТ. Так… Ничего… Пошло заражение крови… Потом в больницу положили…

ГОГА. Да ну! И что потом?

ВАЛЕТ. А ничего… Сделали ему триста тридцать три укола в одно деликатное местечко. Потом еще столько же – но уже с другой стороны. Так, представляете, пацаны, он две недели после этого на стуле сидеть не мог. Так и спал на животе!

ГОГА. И как? Помогло?

ВАЛЕТ. А-а… Отчикали ему ногу. Сперва, правда, ниже колена, а немного сгодя – по самое плечо отхватили!

ГОГА. Да иди ты! Врешь ты все!

ВАЛЕТ (проводит ногтем по верхнему зубу) Во! Зуб на выбив даю!

ГОГА. И как, больно было?

ВАЛЕТ. А ты как думал? Мне дядя Степа потом рассказывал… пришли к нему, значит, врачи, одетые во все белое – так, что только одни глаза в прорези видно, привязали канатами к железной койке, заткнули кляпом рот…

ГОГА. А зачем это, интересно знать?

ВАЛЕТ. А чтоб он не вырвался и распугал криком всю больницу. Потом взяли пилу – знаешь, которой дрова пилят – ну, и давай ему ногу отпиливать.

ГОГА. А! Врешь ты все!

ВАЛЕТ. Я? Вру? Д ты чо, Толстый? Не веришь?

Поют с Софой:

 

Вжик-вжик.

Чик-чик.

Пилим-пилим,

Ногу пилим.

Вжик-вжик,

Чик-чик.

Будет, будет наш больной

Без ноги,

Без ноги!

Вжик-вжик,

Чик-чик.

Но зато здоровенький!

 

ГОГА. Да вы чо, пацаны? Обалдели?

ВАЛЕТ. Ха! Это еще что! А вот я знавал одного пацана – так ему голову отпилили, чтоб остальной организм от болезни спасти! Он мне потом сам рассказывал… Привязали его к креслу, и электрической пилой по шее – вжик! Голова так на пол и покатилась. И, хотите верьте, хотите нет, пацаны, но он после этого случая так без головы в школу и ходил. Сидит, бывало, на уроке, пишет там контрольную или диктант по ботанике – а голова рядышком на парте стоит. Пришел как-то домой, сел уроки делать, хвать – а головы-то и нету! В школе позабыл! Прибегает в класс за головой – а ее и там уже нету. А оказалось-то что? Техничка уборку делала, глядь, под партой чья-то голова валяется. Ну, она ее – фьють, и в урну с мусором кинула!

ГОГА. Да ты чо, Валет? Ты чо тут сказки нам рассказываешь? Думаешь, я совсем маленький? Где ж это видано, чтоб человек без головы ходил?

ВАЛЕТ. Так он же ведь не все время без нее ходил, вот чудила! Всего неделю, или две. А потом голова выздоровела – и врачи ее опять на место пришили. Правда, в спешке задом наперед пристрочили, так он потом почти целый месяц так и ходил! Представляете, пацаны, как классно! Шагаешь себе по улице и все, что позади тебя делается, видишь!

СОФА. И контрольные списывать можно!

ВАЛЕТ. Точно!

ГОГА. Ага! Рассказывай тут! Так мы тебе и поверили.

Поднимает камень и замахивается на Шарика.

СОФА. Давай, Толстый, смелей!

ВАЛЕТ. Да, нашего Гогу на мякине не проведешь! Ладно! Сдаюсь! (Поднимает руки вверх) Насчет головы и впрямь чуток приврал. А вот насчет дяди Степы – все точно. Можешь сам у него спросить, если мне не веришь. Там все из-за собачки вышло.

Гога опускает руку с камнем.

СОФА. Ну, там, наверное, собака была большая.

ВАЛЕТ. Кабы так! А то ж – еще меньше этой. А дел натворила – ой-ей-ей!

Гога бросает камень на землю.

СОФА. Да что ты уши-то развесил? Вот тютя. Он же все врет. (Поднимает камень и протягивает его Гоге) На, пузатый! Бросай!

Гога робко замахивается камнем на Шарика.

ВАЛЕТ. Давай, давай, не дрейфь, наш смелый Гога! Будешь потом, как капитан Флинт, на протезе ходить! Еще один глаз черной лентой тебе перевяжем – и знаешь, как тогда тебя сразу все пацаны зауважают!

ГОГА. А, ну ее… (опускает руку с камнем) Не хочется связываться.

ВАЛЕТ. Ну что ж, наш храбрый Гога… Тогда давай кину я!

Берет у Гоги камень и замахивается на Шарика. Песик убегает. Валет топает и улюлюкает ей вослед.

ГОГА. Убежала…

СОФА (равнодушно) Да, убежала… (проводит по струнам гитары) Эх, скукотища-то какая, а, пацаны!

ВАЛЕТ. И чтоб нам такое эдакое со скуки отчебучить?

ГОГА. А как это – отчебучить?

ВАЛЕТ. Ну, значит, отмочить что-нибудь веселенькое.

ГОГА. А! Знаю! Я знаю, что можно отчебучить! Давайте, пацаны, отчебучим знаете что?

СОФА. Ну, что?

ГОГА. А давайте-ка, пацаны, возьмем картонную коробку, положим в нее кирпич и оставим на тротуаре. Прохожий будет идти, и ногой по коробке – бац! А там – кирпич! (радостно смеется)

ВАЛЕТ. Да, котелок у нашего Гоги варит, что надо! Никто из нас до этого бы не дошел. А он, глядите-ка, – допер!

ГОГА. Ну, хорошо… Тогда есть еще одно классное предложение. Давайте перетянем улицу ниткой. Какой-нибудь подслеповатый старичок будет идти, и лицом в нее – бац! (смеется)

СОФА. Очень богатая мысль!

ГОГА. Ну, ладно! Давайте стырим у бабушки кошелек. И положим туда комок ваты! Привяжем за ниточку, бросим на дороге. Прохожий будет идти, заметит кошелек, нагнется, чтобы его поднять, а мы его за ниточку – дерг, дерг! (смеется)

СОФА (зевая) Старо, мой друг, старо...

ГОГА (Обиженно) Ну, раз вы все тут такие умные, придумайте что-нибудь сами.

ВАЛЕТ. Есть идея!

ГОГА. Какая?

ВАЛЕТ. Давайте ограбим ларек!

ГОГА (испуганно) Да ты чо?

СОФА. А чо? Великолепная идея!

Поет, играя на гитаре:

 

Магазины, банки и киоски,

А воровать профессия моя-а…

А выхожу на дело,

Все обчистим смело.

Эх! Пусть пропадает молодость моя!

 

ВАЛЕТ (прижимает к грифелю струны гитары) Значит-ся так, пацаны! Слушай, чо я скажу. Ребята мы бедовые, дело для нас – плевое, пустяк… Наденем на головы черные чулки, собьем замок, влезем в ларек и все обчистим! А?

СОФА. Прикольно! И оставим на месте преступления записку: «Неуловимый Гога!»

ВАЛЕТ. Точно! Пусть знают наших!

ГОГА. Да вы чо, пацаны? Вы чо? Не, я так не согласен… Так дело не пойдет… А вдруг нас застукают?

СОФА. Будем отстреливаться!

ГОГА (трусливо) Как это? Как это?

ВАЛЕТ. Из рогаток!

СОФА. А тебе, Гога, дадим стеклянную трубочку. Будешь отбиваться пшеном!

ГОГА. Не, кроме шуток, пацаны. Вы это чо, серьезно затеяли? Не, вы как хотите – а я в такие игры не играю.

СОФА (презрительно) Трусишь?

ГОГА. Ну... Просто опасаюсь.

СОФА. Трусишь, трусишь! Мы же видим. Трясешься от страха, как холодец.

Поет:

 

Не трясись, Гога.

Не боись, Гога.

Мы на дело смело пойдем.

Мы взломаем замок!

Мы ограбим ларек!

Всю добычу с собой унесем!

 

ГОГА. Нет, нет, я с вами не пойду! А если нас застукают?

Валет, положив руку на плечо Гоги, поет:

 

Если нас застукают с тобою,

Будем отбиваться мы, как львы.

А что нам уготовано судьбою,

От того нам, Гога, не уйти.

 

ГОГА. Нет, нет, я с вами не пойду!

Поет:

 

Ну что вы, что вы,

Пацаны!

Ведь я ж не лев,

Я просто Гога.

Я спать хочу,

Домой пойду.

Меня оставьте

Вы ради Бога.

 

Намеревается уходить.

ВАЛЕТ (удерживая его) Ну, ладно. Раз ты уж так трясешься, придумаем что-нибудь не слишком опасное.

ГОГА. Но что?

ВАЛЕТ. Разбойное нападение!

ГОГА. Что, что?

ВАЛЕТ. А вот что. Нападем на какого-нибудь хлопца и снимем с него фуражку!

СОФА. И отнимем деньги!

ГОГА. Да вы что, пацаны! А вдруг он окажется сильнее нас, и даст сдачи?

ВАЛЕТ. Так нас же трое против одного! Вот чудак человек!

СОФА. И, если ты уж так трясешься, выберем кого-нибудь послабей.

ГОГА. Ага! Это он только с виду может показаться слабеньким, а сам, может быть, боксер. Как двинет в ухо – мало не покажется!

СОФА. Ай-яй! Такой большой и толстый – а всего боишься…

ВАЛЕТ. Гога прав… (достает из карманов штанов папиросы, бутафорский спичечный коробок и закуривает) Вот я знавал одного пацана – Джеки Чаном звали… Так он тоже такой щуплый был, а сам то ли самбист, то ли боксер… И вот напало на него как-то в темном углу 15 бандитов, и все один другого здоровее. Так он одного ка-ак звезданул пяткой в челюсть – так зубы прямо градом на землю и посыпались. Другому ка-ак двинет в ухо – ухо стало больше, чем лопух. А третьему как даст под дых – так он и по сей день с палочкой ходит, все никак разогнуться не может. А остальные, видя такие дела, как дали деру… одного, говорят, аж за Полтавой поймали, все бежал, никак остановиться не мог.

ГОГА. Да ну! Иди ты!

ВАЛЕТ. Точно говорю! Так что сделаем так: всем нам на рожон лезть не стоит. Пускай лучше Гога пристанет к хлопцу первым, а мы с Софкой укроемся в какой-нибудь подворотне и поглядим, как дело обернется. Если Гогин противник окажется слабаком – мы смело придем Гоге на помощь.

СОФА. А если он окажется боксером, как Джеки Чан?

ВАЛЕТ. Ну что ж, тогда мы пожелаем нашему Гоге удачи.

ГОГА. Не-не!

ВАЛЕТ. Так ведь от всей души пожелаем, верно, Софка? От всей нашей души!

ГОГА. Да не хочу я ни с кем вступать ни в какие бои. Мне и так хорошо.

ВАЛЕТ. Н-да… с нашим Гогой каши не сваришь…

СОФА. И что же делать?

ВАЛЕТ (с глубокомысленным видом пуская в лицо Гоге клубы дыма) Есть одна задумка...

СОФА. Какая?

ВАЛЕТ. Обчистить сад!

СОФА. Прекрасная мысль!

Играет на гитаре и поет: 

                   

А я девчоночка бедовая,

Залезу с Гогой в чужой сад.

Нарвет мне Гога спелых яблочек,

Обчистит сладкий виноград.

Ой, Гога, Гога, храбрый мальчичек,

А ночь темна и холодна.

Ой, мама, мама, моя мамочка,

Сидишь ты молча у окна.

 

ВАЛЕТ:

 

А если выскочит хозяин,

С дробовиком и страшным псом,

Наш славный Гога вступит в схватку,

Отважным львом,

Отважным львом!

 

Валет и Софа танцуют и поют:

 

Ой, Гога, Гога, храбрый мальчичек,

А ночь темна и холодна.

Ах, мама, мама, моя мамочка,

Не жди меня ты у окна…

 

ВАЛЕТ. Я, кстати, знаю одно знатное местечко. Там яблоки – во!

ГОГА. А собаки?

ВАЛЕТ. Что – собаки?

ГОГА. Собаки – тоже во?

ВАЛЕТ (сдвигая плечами) Собаки как собаки…

ГОГА. И сколько их?

СОФА. Валет, дай прикурить.

Вынимает из сумочки сигареты, прикуривает.

ГОГА (нетерпеливо) Так сколько их.

ВАЛЕТ. Один бульдог и две овчарки.

ГОГА. Что-то у меня нехорошее предчувствие, старики… может быть, лучше стырим у бабушки кошелек?

СОФА. Да иди ты своим кошельком! Надоел.

ВАЛЕТ. И что ты все трясешься? Дело – верняк. Это я тебе говорю, Валет!

ГОГА. А собаки?

ВАЛЕТ. Какие собаки?

ГОГА. Один бульдог и две овчарки?

ВАЛЕТ. Да нет там никаких собак. Это я пошутил. В общем, так, орлы, слушай, чо я скажу. Местечко там тихое, забор невысокий… Дело – тьфу – плевое, пустяк. Действуем так. Гога идет первым. За ним – если все тихо-мирно – лезу я. Софка – на атасе.

ГОГА. Не-не-не-не!

ВАЛЕТ (удивленно) Что – не-не-не-не?

ГОГА. Не-не! Так дело не пойдет. Вы с Софкой эту кашу заварили – вы и лезьте. А я лучше постою на атасе.

ВАЛЕТ. Да ты чо, Толстый? Ну, ты меня удивил! Девчонка, значит, полезет в сад – а ты будешь околачиваться у забора?

ГОГА. Ну и что? А вдруг что-то стрясется, пока вы будете орудовать в саду? А? Что тогда? Кто вам подаст сигнал тревоги? Тут нужен человек надежный…

СОФА (насмешливо) Вроде тебя?

ГОГА. Хотя бы!

ВАЛЕТ. Верно. Тут нужен парень со стальными нервами и зорким глазом.

СОФА. И с шустрыми ногами.

ВАЛЕТ. Как у зайца. Так что, Толстый? Справишься? Не подведешь?

ГОГА. Не беспокойтесь, пацаны. Я буду смело стоять за забором!

СОФА. И дашь стрекоча при малейшем шорохе, а? А товарищей бросишь в беде?

ГОГА. Да вы чо, пацаны? Вы чо? Не знаете меня, что ли?

СОФА. В том-то и дело, что знаем.

ГОГА. Да я…

СОФА. Да ты и свиснуть толком не умеешь!

ГОГА. Как не умею? Как это не умею? Да я как свисну – аж за тыщу километров слышно!

СОФА. Да ну! Не может быть!

ГОГА (запальчиво) Не веришь, да? Не веришь? Да я один раз как свистнул – аж лошадь с перепуга упала!

СОФА. А, может быть, это была кошка? Ты хорошо рассмотрел?

ВАЛЕТ (подзадоривая) А ну-ка, Гога, свисни, свисни. Докажи ей!

СОФА. И крикни: «Атас!»

ГОГА. Сейчас! А вот я сейчас как свисну! Да я как крикну: «Атас!» Сейчас вы сами услышите!

Закладывает два пальца в рот. Напыжившись, свистит, но изо рта вылетают лишь слабые шипящие звуки. Кричит: «Атас!» Валет и Софа покатываются со смеху.

СОФА. Вот это да!

ВАЛЕТ. Уж свистнул – так свистнул! Хорошо, хоть лошадей поблизости не было. А то бы все так с перепугу и попадали! А ну, Софка, покажи этому соловью-разбойнику, как свистят на атасе!

Софа закладывает два пальца в рот. Раздается лихой свист. Пронзительно орет: «Атас! Атас! Атас!»

ВАЛЕТ. Слыхал?

ГОГА. Подумаешь! Я б тоже так сумел. Просто давненько не тренировался.

ВАЛЕТ. Ну вот, как натренируешься – так мы тебе и доверим стоять на атасе. А пока полезешь в сад.

ГОГА. А может быть я лучше все-таки постою за забором?

ВАЛЕТ. Все. Я сказал!

ГОГА. Только чур – после тебя!

ВАЛЕТ. Договорились. (протягивает Гоге руку ладонью вверх)

ГОГА А ты уверен, что там нет собак?

ВАЛЕТ. На все сто.

СОФА. Там даже кошки нет, наш храбрый Гога.

ГОГА. Ну, ладно, так и быть…

Несмело накрывает рукой ладонь Валета. Софа кладет сверху свою руку.

ВАЛЕТ (торжественно) Итак, сегодня вечером мы совершаем дерзкий налет на сад!

Хором:

 

Софка, Гога и Валет –

Круче в мире шайки нет!

 

ВАЛЕТ. Мы лихие!

СОФА. Удалые!

ГОГА (уныло) Мы ребята хоть куда…

Хором:

Да, да, да!

Да, да, да!

 

Поднимаю руки и хлопают друг друга в ладони. Уходят со сцены. Слышна затихающая песенка под звон гитары:

 

Мы компашку сколотили –

Тру-ля-ля…

 

Вбегает Шарик.

ШАРИК. Э-хе-хе! И снова в меня кидают камни скверные мальчишки. И снова твердят, что я противная, гадкая собачонка! Неужели я и впрямь так плох? Как это, однако, грустно: жить на свете одному, без друзей… (издает жалобный вздох)

Входит Витя. За плечами у него школьный ранец.

ВИТЯ. (замечает Шарика) О, какая милая собачонка! (приближается к Шарику) Какая важная, красивая мордашка! Ну, что горюем? Славный, славный песик… Тебя кто-то обидел?

ШАРИК (тоненьким голоском) Тяв-тяв!

ВИТЯ. Ах, вот оно что! Обидели… Такую славную, такую милую собачонку! (гладит Шарика) Ну, что дрожишь? Замерзла?

ШАРИК. Тяв-тяв!

ВИТЯ. Ну, вот видишь, какая ты умная? Все понимаешь. А как тебя звать? Пушок? (пауза) Дружок (пауза) Шарик?

ШАРИК Тяв-тяв!

ВИТЯ. Ясно. Ну-ка, дай лапу. (Шарик приподнимает лапу, и Витя пожимает ее) Будем знакомы. Витя. Второй-Б класс! Айда со мной.

ШАРИК. Тяв-тяв-тяв!

Витя уходит со сцены. Шарик бежит следом за ним.

 

Окончание


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования