Николай Ширяев

Ракурс

 

Ракурс


 

К Симфи

Не взлетели ласточка и вяхирь.

Не пошел в зачет Неаполь древний.

Начинался как военный лагерь,

А сегодня стал большой деревней.

 

Ивы, субтропические клены...

Даже потеряться в нем не страшно.

Несмотря на все микрорайоны

И предместья, он такой домашний.

 

Этой пылью, падающей свыше,

Пешеходы могут запылиться.

Стынут крыши, ох уж эти крыши

С утлыми правами на столицу.

 

Стелют плиткой улицы по моде.

Что в ней проку, если разобраться.

Но довольны при любой погоде

Фонари по Пушкинской и Маркса.

 

Равнодушно, медленно, не споро.

Тихо засыпает жизнь земная.

Не волнуйся, мой усталый город,

Я тебя словами спеленаю.

 

Я тебя зачислю в недотроги,

Город мой, который под завязку

Подытожил прошлые итоги

И поверил в будущие сказки.

 

Остров Крым

В Крыму все лето что-нибудь цветет–

Какая-нибудь здрасьти-медуница.

Ей можно в самый пояс поклониться,

А можно ждать, пока созреет мед.

 

Он так и создавался - на века!–

Затертый нами счастье-полуостров.

На нем и удержаться так непросто–

Бредешь, бредешь, и нету маяка.

 

Но кто-нибудь поодаль пролетит–

Не херувим, какая-нибудь птаха.

На теле – предпоследняя рубаха.

Умерен хлеб, но фантастичен вид.

 

И Остров Крым, взлетающий вот-вот,

Презревший ремесло канатоходца,

Вот-вот от Перекопа оторвется

И лебедем по морю поплывет.

 

Весь мир глядится в нас, как в решето,

Своим многоголосьем верст и зданий,

Но Крым едва ли где-нибудь пристанет.

К седьмому небу разве? Да и то...

 

Песенка про Гоголя

Мы обучены по понятиям–

Несогласные не в чести.

Нам бы только сберечь полати и

Шанс до пенсии догрести.


Это Гоголь пером за выи брал

Сонм чиновничьих злых орав.

Кто сказал мне, что Гоголь выиграл,

Заблуждается и не прав.

 

Неспокойно, как прежде, во поле,

Брат на брата и тля на тле.

Повсеместно читают Гоголя–

И воруют по всей земле.

 

Коль наметанным взглядом выцепить

Ежедневной возни панно,

Мандельштамов не видно в принципе–

Вертухаев опять полно.

 

Мы научены жить по-старому

И ценить нашу жизнь в пятак,

И наука не бресть отарами

Не вмещается в нас никак.

 

Стелем криво-то, смотрим косо-то,

Не за правду – за страх и стыд.

И хотя мы не верим в Господа,

Нам какой-нибудь бог простит.

 

***

Дать дышать другим созданьям,

Не свивать досаду в плеть,

Никого волшебной ранью

Назиданьем не задеть.

 

Говорить не на потребу

Крепко связанных игрой.

Обе половины неба

Не заклеивать собой.

 

Ног поблизости с вареньем

Не выкладывать на стол.

За изрядным исключеньем

Где-то так себя и вел.

 

Неуклонно крепла завязь

Дней на кончике пера.

Всей душой переливались

Золотые вечера.

 

Горе памяти не стерло:

Бесконечно счастлив был,

Что на трепетное горло

Никому не наступил.

 

Под август

Вся эта живопись стогов

И небосвод весь этот вафельный,

Быть может, только для того,

Чтоб выбирать арбуз старательно.

 

Под август, в самый сухостой,

Во время жаркое и сонное,

Огромный, сладкий, налитой,

Как будто лето воплощенное.

 

Обманываться, и опять

С завидной силой совокупною,

Пытаясь мякоть угадать,

Ворочать темные и крупные.

 

Во славу этому труду

Расплачиваться всеми тяжкими,

Из всех карманов на ходу

Шуршать помятыми бумажками.

 

Нести свою добычу в дом,

Нести прилежно – как по досточке,–

И ласково глядеть потом,

Как ты выплевываешь косточки.

 

Из Гёте

Нам остается в радости и в горе

Сказать (за неименьем лучших мест),

Что жизнь напоминает санаторий

И наш в него затверженный заезд.

 

И те, кто приближается к отъезду,

То жучат нас, а то смиряют пыл.

Мы обживемся – и пестуй нас, не пестуй;

Но сколь недолговечен старожил!

 

Уходят те, кто нас учил природе.

Покуда мы не видели ни зги.

Потом уже ровесники уходят,

Оставив нас в предчувствии тоски.

 

Те ж, кто ни разу не был в нашем мае,

Не знает наших весен и примет,

Кто к нашему отъезду подъезжает,–

А нам до них уже и дела нет!

 

Юному сочинителю

Дите! Будь в поэзии немо.

Не надо, стихов не пиши.

Стихи при насущных проблемах–

Ярмо для болящей души.

 

Экстаз? Вдохновенья минуты?

Не трать драгоценных минут!

Скажу тебе прямо и круто–

Доходов стихи не дают.

 

Поэт с кошельком наготове

В издательствах только в чести.

К тому же немало условий

Придется тебе соблюсти.

 

Порой до серебряной пряди

Все ждешь снисхождения муз.

Зато при хорошем раскладе

Ты вступишь в творящий союз. 

 

Орфей? Но пиши осторожно–

Беспомощен стих и раним.

Пиши, чтоб товарищ безбожный,

Таясь, не смеялся над ним.

 

Чтоб щелкнул перстом лунолицый

Филолог, любитель затей,

Чтоб к тексту могли приобщиться

Широкие массы людей.

 

Писать нужно в меру покато,

Чтоб критик твой стиль узнавал

И чтобы тебя напечатал

Какой-нибудь мутный журнал.

 

Издашь, а какой-то подонок

Пеняет на твой полонез.

Постой, несмышленый ребенок!

Ты пишешь? Куда ты полез?!

 

К оружию

Недобрым огнем догорает с утра

Посад, заколочены двери.

В невидимый город на теле Днепра

Небожии ломятся звери.

 

Мы копья сомкнем и осядет на них

И конница их, и пехота.

В решающий миг, в ослепительный миг

Мы будем на Лядских воротах.

 

***

Самый момент заглянуть в скрижали.

Воду покуда не отобрали,

Воздух покуда еще бесплатный,

Взялся за плуг - не гляди обратно.

 

Хор потихоньку крушит солистов.

Жизнь начинает крутиться быстро,

А не танцующим буги-вуги

Трудно держаться на этом круге.

 

Лишь бы дожить, дотянуть до лета.

Давит и трет ремесло поэта,

И от него никуда не деться.

Белое, белое мое сердце!

 

Грусти его изваляли в пыли,

Буйные ветры его пробили.

Буйные ветры над всей Европой.

Господи, сердце мое заштопай!

 

Из Гёте

Не наши правила игры,

Но принцип строг де, стар де.

Мы биллиардные шары -

Шары на бильярде.

 

И мы встречаемся порой -

Бывает все под солнцем.

Но в наш пирамидальный строй

Когда еще вернемся!

 

Лови момент, пока смекну,

Ведь выстлана дорога -

Путь по зеленому сукну

От светлого до злого.

 

Мы на виду, под рампой, где

Есть прыть, но нету фальши.

Столкнувшись по чужой нужде,

Лишь разлетимся дальше.

 

* * *

Когда в стране очередной погром

Лишь старики отчаянно спокойны

Они давно узнали, что почем,

Перенесли лишения и войны.

 

И возрасту, и средствам вопреки

Вполне усвоив истины простые,

С какой борьбой уходят старики!

И как легко уходят молодые...

 

Ракурс

Девушку вычертишь черта лысого,

Суть ее не видна.

Как она все же умеет вписывать

Формы в квадрат окна.

 

Нате, глядите, друзья-поклонники,

Главный знаток - держись.

Сядет в развалку на подоконнике,

Словно бы так всю жизнь.

 

Слиться с квадратом - какие трудности

И не отнимешь взгляд.

Видно, изгибам ее, округлостям

Блеск придает квадрат.

 

На, рассмотри, дорогой емелюшка,

Чудо всея Земли

Видно, оконный проем и девушка!

Долго навстречу шли.

 


Это интересно!

Николай Довгай

Жар-птица, стихи

Николай Ганебных

Незабудки, стихи

Игорь Краснов

Два солдата, рассказ


 


Это интересно!

Николай Довгай

Человек с квадратной головой, рассказ

Лайсман Путкарадзе

Веснячка, рассказ

Вита Пшеничная

Наверно так в туманном Альбионе, стихи


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рассылка новостей Литературной газеты Путник

 

Здесь Вы можете подписаться на рассылку новостей Литературной газеты Путник и просмотреть журналы нашей почты

 

Нажмите комбинацию клавиш CTRL-D, чтобы запомнить эту страницу

Поделитесь информацией о прочитанных произведениях в социальных сетях!


Яндекс цитирования